Меню

Острый стресс способствует возникновению рака по мнению

Стресс является основной причиной онкологических заболеваний

Как хронический стресс способствует распространению раковых клеток и что с этим делать

Психологический стресс может нанести огромный ущерб вашему здоровью. Причиной такого воздействия на здоровье служит способность стресса провоцировать воспалительные процессы, которые являются отличительной чертой многих заболеваний, от ожирения и диабета до заболеваний сердечно-сосудистой системы и рака.

Шесть лет назад я имел возможность пообщаться с Дональдом («Донни») Янсом, всемирно известным фитотерапевтом и диетологом, который поделился со мной удивительной информацией: стресс как причина развития рака рассматривался еще в 1908 г. Донни рассказал следующее:

«Эли Джонс, великолепный врач-травник, занимающийся проблемой рака и, вероятно, один из гениальнейших людей, живших на земле, в 1908 году написал книгу «Рак – причины, симптомы и лечение». Я не смог найти ни одной неточности в этой книге, написанной более 100 лет тому назад».

В данной книге доктор Джонс охарактеризовал основные причины возникновения рака, и причиной № 1 в его списке был стресс. С тех пор многие исследования только подтверждали эту гипотезу.

Хронический стресс способствует распространению раковых клеток

Недавнее исследование, проведенное на мышах, позволило установить, что при пребывании животных в состоянии хронического стресса их лимфатическая система подвергалась изменениям, вследствие которых раковые клетки распространялись с большей скоростью и легкостью. Журнал Science Alert сообщает следующее:

«Несмотря на то, что данное исследование пока не проводилось на людях, оно уже является огромных шагом на пути к пониманию того, каким образом стресс – который уже давно связывается с распространением раковых заболеваний – на самом деле способствует выживанию злокачественных клеток.

«Мы ни в коем случае не сомневаемся в том, что человек, у которого только что диагностировали рак, уже подвергается стрессу, поскольку такая ситуация сама по себе является одной из наиболее стрессовых…» – утверждает Эрика Слоан из Университета Монаш, Австралия, в интервью для ABCNews.

«Главный вопрос заключается в том, как ухаживать за раковыми больными, поскольку исследование говорит о том, что стресс не только оказывает негативное воздействие на их самочувствие, но и влияет на рост опухоли внутри их тела».

Каким образом стресс способствует распространению раковых клеток?

Как правило, раковые клетки распространяются в другие области в теле человека, перемещаясь либо по кровеносным сосудам, либо посредством лимфатической системы. Гормоны стресса наносят вред обеим этим системам и каналам. В данном исследовании ученые попытались установить, каким образом гормоны стресса участвуют в распространении раковых клеток по лимфатической системе.

Им удалось выявить механизм, который позволяет адреналину приводить в действие симпатическую нервную систему (СНС) для увеличения скорости образования лимфы. Адреналин также приводит к физическим изменениям в лимфатических сосудах, позволяя раковым клеткам перемещаться в другие части тела с высокой скоростью.

Специалисты Национального института онкологии (National Cancer Institute) ранее утверждали, что данное исследование, проведенное на базе животной модели, позволяет сделать следующие выводы:

«Нейроэндокринный ответ нашего тела (выброс гормонов в кровь в ответ на раздражение нервной системы) может непосредственным образом вносить изменения в важные процессы внутри клеток, помогающих защитить организм от образования раковых клеток, например, репарацию ДНК и регуляцию роста клеток».

Другое исследование показало, что гормон стресса норэпинефрин может способствовать ускорению роста раковых клеток.

Норэпинефрин может стимулировать выработку двух составляющих клетками опухоли (матричную металлопротеиназу, MMP-2 и MMP-9), которые разрушают ткани вокруг клеток опухоли, позволяя им с большей легкостью попадать в кровоток.

Оказавшись в кровотоке, эти клетки могут перемещаться в другие органы и ткани, а также образовывать новые опухоли.

Норэпинефрин также может стимулировать высвобождение химического вещества клетками опухоли (фактора роста сосудистого эндотелия, или VEGF), которое способствует росту кровеносных сосудов, питающих раковые клетки. Это также может привести к ускорению роста и распространения раковых клеток.

Эпинефрин – еще один гормон стресса, который, согласно результатам исследования, также может вызывать изменения в определенных раковых клетках, а именно в клетках рака простаты и груди, делая их устойчивыми к апоптозу (запрограммированной гибели клеток).

Это означает, что эмоциональный стресс может как оказывать влияние на течение ракового заболевания, так и снижать эффективность лечения.

Стресс на работе повышает риск возникновения заболеваний сердечно-сосудистой системы

Вполне очевидно, что психологический стресс может нанести вред вашему сердцу. Как рассказывается в документальном фильме «О сердце и разуме», ваше сердце включает в свой состав нейроны, аналогичные нейронам головного мозга, и ваше сердце и мозг тесно связаны, создавая симбиотическое единство.

Одним из факторов возникновения значительного стресса для многих людей является их работа и, согласно последнему исследованию, существует дозозависимый эффект – соотношение между количеством рабочих часов в неделю и риском возникновения заболевания сердечно-сосудистой системы. Приведем цитату из газеты The New York Times:

«Ученым удалось установить, что с учетом корректировок по возрасту, полу, уровню дохода и другим факторам, на каждый дополнительный час работы в неделю в течение 10 лет приходится 1-процентное увеличение риска появления сердечно-сосудистого заболевания.

По сравнению с работой, занимающей 45 часов в неделю, работа в течение 55 часов увеличивает риск на 16 процентов, 60 часов – на 35 процентов, 65 часов – на 52 процента, а 70 часов – на 74 процента.

При работе в течение 75 часов и более риск возникновения сердечно-сосудистых проблем – стенокардии, коронарной болезни, гипертонии, удара или сердечного приступа – удваивается».

Нарушает ли стресс работу надпочечной железы?

Хронический стресс может вызвать перенапряжение надпочечников, что может привести к адреналиновой усталости. Гормоны, вырабатываемые надпочечной железой, управляют многочисленными функциями органов тела, включая функцию «борьба или бегство» в ответ на стресс.

При возникновении адреналиновой усталости ваша психологическая устойчивость под воздействием стресса может дать сбой или потерпеть полное поражение, сделав вас сверхчувствительным к малейшему стрессу, который не нанес бы вам ущерба в нормальном состоянии.

Зачастую тревожность и панические приступы являются признаком того, что вам нужна поддержка работы надпочечников. Распространенными факторами, подвергающими надпочечные железы чрезмерному напряжению, являются:

  • Подавление неразрешенных отрицательных эмоций, таких как злость, страх, вина и депрессия
  • Перенапряжение: физическое и умственное
  • Недосыпание и/или нарушение светового цикла (например, работа в ночную смену или позднее засыпание)
  • Хронические воспалительные процессы, инфекции, заболевания или боль

Существует множество способов оценки работы надпочечников. Наиболее распространенный из них включает анализ суточной мочи, регулярный сбор слюны или взятие крови на анализ. Для большинства людей регулярный сбор мочи является наиболее эффективным анализом. Необходимо просто мочиться на тест-полоску в определенное время в течение 24 часов; высушить эти тест-полоски и отправить их в лабораторию на анализ.

Если легкие формы надпочечниковой недостаточности могут лечиться с помощью трав и диетических добавок, таких как витамины B и C, CoQ10, астрагала и расторопши, то более запущенные стадии этой болезни могут потребовать приема небольших доз таких гормонов, как ДГЭА, прегненолон, кортизол, тестостерон, прогестерон и/или эстроген.

Одержите победу над стрессом с помощью энергетической психологии

Поскольку психологический стресс играет такую важную роль для нашего здоровья, умение справляться с эмоциями является чрезвычайно важной частью здорового образа жизни. Стресс неизбежен в жизни большинства людей, однако важно понимать, что главное заключается в том, как вы с ним справляетесь, что и определяет, трансформируется ли этот стресс в проблемы со здоровьем впоследствии или нет.

Как уже отмечалось в недавней статье о стрессе, опубликованной в газете The New York Times, реакция на стресс должна рассеиваться как можно скорее после того, как опасность миновала. Научный термин этому устойчивость – «способность тела быстро возвращаться в нормальное состояние, как физическое, так и эмоциональное, после стрессовой ситуации».

Такие средства управления стрессовыми ситуациями как дыхательные упражнения могут помочь вам выработать большую психологическую устойчивость к стрессу. Другим распространенным методом является Техника эмоциональной свободы (EFT).

Это метод энергетической психологии, который помогает перепрограммировать реакции вашего тела на ежедневный стресс, снижая таким образом шансы на возникновение заболеваний. Данный метод похож на иглоукалывание и основывается на идее о том, что жизненная энергия протекает по телу по невидимым каналам, называющимся меридианы.

EFT стимулирует различные точки на меридианах вашего тела при надавливании на них кончиками пальцев с одновременным использованием индивидуально составленных словесных установок. Эти упражнения могут выполняться самостоятельно или под наблюдением квалифицированного терапевта.

Читайте также:  Топик по английскому как я борюсь с стрессом

Таким образом, вы можете перепрограммировать то, как ваше тело отвечает на воздействие источников эмоционального стресса. Поскольку такие факторы стресса обычно связаны с физическими проблемами, у многих людей также наблюдалось облегчение симптомов заболевания или их полное исчезновение.

Переосмысление стрессовых ситуаций

Исследователи определили четыре фактора, которые определяют силу ответа тела на стресс; практикующие врачи иногда используют акроним «N.U.T.S.», говоря о них:

  • Новизна (Novelty)
  • Непредсказуемость (Unpredictability)
  • Оценка угрозы (Threat perception)
  • Чувство утраты контроля (Sense of no control)

Один из психологических методов, который помогает изменить реакцию на стрессовую ситуацию, известен как «переосмысление». Как отмечал Крис Крессер, лицензированный иглотерапевт, интересующийся медициной функциональных расстройств и принципами снижения стресса:

«Допустим, вы потеряли работу. Если вы воспримете это событие как подтверждение своей несостоятельности и знаком того, что вы никогда не достигнете успеха, думаю, вы представляете, как ответит ваше тело (ничего хорошего не ждите!). Но если взглянуть на утрату работы как на возможность достичь реализации давней мечты, на которую вы давно не обращали внимания, и как на шанс начать все заново?

В данном случае утрата работы вряд ли приведет к формированию вредоносной реакции на стресс и даже может стать источником «эустресса», или положительного стресса.

Я не утверждаю, что возможно или даже желательно найти положительные моменты в трагических или ужасных событиях. Но если вы обнаружите, что вы не в состоянии справиться с любыми мелкими ежедневными неурядицами, являющимися частью жизни большинства из нас, переосмысление может оказаться эффективным способом устранения последствий воздействия такого стресса».

Советы и рекомендации по переосмыслению

  • Подвергайте ваши мысли сомнению. Они не обязательно соответствуют истинному положению вещей или являются точными только потому, что вы так думаете. Зачастую наши мысли позволяют узнать больше о системе наших глубоко укоренившихся убеждений, чем о фактической реальности, так что вы можете предпочесть не доверять каждой мысли, что приходит на ум.
  • Превращайте осознанные угрозы в вызов. Из многих стрессовых ситуаций есть выход. С просите себя, как этот опыт может помочь вам развиваться и совершенствоваться?
  • Расширьте свой временной горизонт. Спросите себя, будет ли иметь какое-то значение данное событие через месяц, год или десять лет. Вы думаете, вы сможете о нем вспомнить?
  • Повышайте уровень осознанного чувства контроля. Хотя, на самом деле невозможно контролировать абсолютно все, имеет значение именно ваше осознанное чувство контроля. Вы можете повысить уровень чувства контроля, a) сосредоточившись на том, на что вы действительно можете повлиять, b) придумывая творческие решения, и c) составляя список ресурсов или людей, к которым вы наверняка можете обратиться за помощью в случае необходимости.

Другие техники управления стрессовыми ситуациями

Сон: Недосыпание наносит огромный вред способности вашего тела справляться со стрессом и является еще одним фактором, способствующим возникновению сердечного приступа, поэтому полноценный сон является важным условием любой программы по успешному управлению стрессовыми ситуациями
Тайцзы и цигун: Несмотря на ограниченное количество подтверждающих фактов, результаты одного мета-анализа, проведенного в 2014 г., показали, что тайцзы помогает облегчить симптомы депрессии и тревожности, улучшить психологическое самочувствие и в целом является хорошим средством управления стрессовыми ситуациями

  • Регулярная физическая активность
  • Медитация: Даже 10 минут пребывания в состоянии покоя, например, во время перерыва на работе, помогают побороть состояние тревожности и стресса
  • Тренировка безоценочного осознавания: Результаты исследования свидетельствуют о том, что когнитивная терапия, основанная на безоценочном осознавании, является такой же эффективной, как и применение антидепрессантов для предотвращения рецидива депрессии
  • Йога: Было доказано, что при регулярных занятиях йогой происходит улучшение состояния здоровья в плане снижения стресса, повышения качества сна и укрепления иммунной функции, а также, помимо прочего, снижения аппетита
  • Социальные связи
  • Смех и веселость
  • Времяпровождение на природе
  • Музыка
  • Отведение времени на развлечения
  • Ароматерапия

Борис Гринблат (МедАльтернатива.инфо) в гостях у День-ТВ

ПРАВДА О РАКЕ. Фильм 1. Пандемия рака.

Николай Левашов о раке

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

источник

Онкологическая патология

Психические расстройства различной степени выраженности (от психологических донозологических реакций на диагноз и прогноз заболевания до острых психозов) при онкологической патологии — частое явление, наблюдаемое как онкологами, хирургами, гинекологами, так и психиатрами и психологами.. Онкологический процесс выступает для психической деятельности в, двух важных аспектах. С одной стороны (психогенной), диагноз заболевания, традиционно причисляемого к группе неизлечимых и, как следствие, повышенно значимых, превращает один лишь факт заболеваемости в серьезную психическую травму, способную сформировать психические нарушения психогенно-реактивного характера. С другой стороны (соматогенной), онкологическая патология может рассматриваться как крайний, один из наиболее тяжелых в соматическом плане фактор, с комплексом психической и физической астении, истощением, существенно влияющим на психическую деятельность и формирующим соматогенные психические расстройства. К тому же, если онкологический процесс локализуется в гормонозависи-мых и гормонопродуцирующих органах, то велик риск развития так называемого психоэндокринного снмптомокомплекса со специфическими клиническими проявлениями.

Выделяется пять фаз реагирования на злокачественные новообразования и рак (Kubler-Ross):

1 фаза (анозогнозическая) появляется вслед за первым предположением о наличии у пациента злокачественного новообразования. Она характеризуется отрицанием наличия у себя онкологической патологии, преуменьшением тяжести своего состояния, анозогнозией, убежденностью, что диагноз является ошибочным.

2 фаза (дисфорическая) наступает после подтверждения диагноза и проявляется бурным протестом, дисфорией, склонностью совершать какие-либо агрессивные действия в отношении окружающих или себя (например, суицидальные).

3 фаза (аутосуггестивная) характеризуется принятием фактов о наличии у пациента злокачественного процесса и необходимости длительного и интенсивного лечения в сочетании с «ведением торга» — «главное чтобы не было болей».

4 фаза (депрессивная) наступает после длительного периода терапии и проявляется постепенной утратой надежды на выздоровление, появлением пессимизма, подавленности и пассивности.

5 фаза (апатическая) появляется на последних этапах заболевания и выражается «примирением» больного с судьбой, принятием] любого исхода и сопровождающееся безразличием по отношению к внешним и внутренним процессам.

Оперативные (хирургические) вмешательства в онкологической практике являются одними из основных этапов терапии, вследствие этого они выступают дополнительным фактором, влияющим на психопатологическое симптомо- и синдромообразование. В комплексе оперативного вмешательства существенную роль для психики могут играть как сопутствующие ему анестезиологические манипуляции и возможность непосредственного патогенного воздействия на деятельность мозга, так и психологическая значимость радикальных хирургических операций с удалением органа или формированием определенного косметического дефекта.

Вследствие констелляции перечисленных патогенных для психики факторов у онкологически больных резко возрастает риск суицидальных тенденций. Количество суицидальных попыток при онкологических заболеваниях значительно превышает подобный показатель при иных соматических заболеваниях. Этот факт лишний раз указывает на то, что, во-первых, существуют некоторые отли-чительные особенности психических переживаний при онкологических заболеваниях, во-вторых, ни одно из существующих заболеваний не несет в себе столь мощной стрессирующей нагрузки, как злокачественная опухоль.

Частота и выраженность психических реакций на онкологическую патологию зависит во многом от локализации и характера болезненного процесса, наличия метастазов и некоторых других факторов (А.В. Гнездилов). Однако, не только локализация и характер онкологического заболевания влияют на частоту появления психических нарушений. Немаловажную роль играют такие факторы, как особенности характера человека, заболевшего онкологическим заболеванием, наличие в преморбиде акцентуированных черт характера (Е.Ф.Бажин, А.В.Гнездилов).

Проявления психологических сдвигов и выраженность психических нарушений практически не коррелируют с тяжестью онкологического заболевания, что демонстрирует связь между возникновением, формированием и качественными характеристиками психических нарушений при онкологических заболеваниях с патофизиологическими механизмами, находящимися не в линейной зависимости друг от друга. При этом заметной становится роль субъективно-психологическая. Следует отметить, что поиск корреляций между тяжестью онкологического заболевания и тяжестью психологических переживаний беспредметен, поскольку, если оценить тяжесть рака позволяют количественные математические критерии (величина опухоли, стадия онкологического процесса, наличие изменений в лимфатической системе и характер метастазирования), то проанализировать и выразить количественно тяжесть психологического состояния или психопатологических симптомов и синдромов представляется затруднительным (даже психотическое нарушение позволительно назвать лишь условно тяжелее непсихотического), что связано с вовлеченностью в процесс личности с ее экзистенциальными параметрами априорно неподдающимися «учету и контролю». Вследствие этою можно считать нецелесообразным указание на глубину психогенных реакций у онкологически больных трех видов: реакции легкой, тяжелой и средней степени. Даже суицидальные попытки по сути не могут отражать объективной тяжести состояния, т.к. в процессе психического переживания участвуют как минимум два агента: объективное событие и личность со спецификой отношения к событию.

Читайте также:  Как из избавиться от метеоризма при стрессе

Клинико-психологические и психопатологические особенности при онкологической патологии зависят от этапа основного заболевания. Выделяют, как правило, следующие этапы: поликлинический (диагностический), этап «поступления в клинику», предоперационный (предлечебный), послеоперационный, этап выписки и катамнестический (Е.Ф.Бажин, А.В.Гнездилов).

Феноменологически клинические параметры представлены в следующем виде. Для поликлинического (диагностического) этапа, начинающегося с первых контактов больного с онкологической службой, а часто с направления пациента врачами к онкологам для осмотра и решения вопроса о необходимости госпитализации и оперативного лечения, характерным считается тревожно-депрессивный синдром. По данным Е.Ф.Бажина и А.В.Гнездилова, его частота составляет 56%. При этом типичным является общее беспокойство,. выраженная тревога, иногда достигающая степени страха, ощущение полнейшей безнадежности, бесперспективности существования, мысли о неизбежной скорой и мучительной смерти. У тех пациентов, преморбид которых отличается чертами стеничности и активности в клинической картине обычно преобладают тревога и страх, в то время как у пассивных, астеничных субъектов на первый план выступает депрессивная симптоматика. Второе место по частоте возникновения на «диагностическом» этапе принадлежит психогении, выражающейся в развитии дисфорического синдрома, проявляющегося в тоскливо-злобном настроении. Больные становятся мрачными, раздражительными, иногда без малейшего повода наблюдаются вспышки ярости, гнева, злобы, которые могут сопровождаться агрессией, направленной на ближайшее окружение (семью, сотрудников по работе, а также медицинский персонал). Зачастую за таким фасадом злобы и агрессии скрываются тревога и страх. Дис-форические расстройства обычно развиваются у лиц, преморбид которых характеризовался чертами возбудимости, взрывчатости, безудержности. Третье место по частоте возникновения принадлежит тревожно-ипохондрической и астено-ипохондрической симптоматике Первые из этих реакций характеризуются тревожным напряжением с постоянной фиксацией внимания на самочувствии, в особенности на ощущениях. Больные все время ищут и «находят» особые «неполадки» в организме, обычно ссылаясь при этом на какие-то неотчетливые, неопределенные ощущения, которые ими интерпретируются как катастрофически быстрое распространение опухоли по всему телу, безнадежная запоздалость диагностики и т.п.

На следующем этапе«поступления в клинику» происходит некоторое снижение тяжести (интенсивности) переживаний. Это в существенной мере связано с построением компенсаторной системы психологической защиты типа: «Я болен, возможно у меня даже рак, но теперь я нахожусь в специальной больнице под наблюдением квалифицированных врачей, которые сделают все, чтобы мне помочь». На этом этапе преобладающей является такая симптоматика как: тревожно-депрессивная, дисфорическая, тревожно-ипохондрическая, обсессивно-фобическая.

Резкий подъем интенсивности психогенных переживаний отмечается на следующем этапепредоперационном (предлечебном). В рамках тревожно-депрессивного синдрома преобладающим становится страх возможной гибели в процессе операции. Кроме того, некоторые авторы (Е.Ф.Бажин, А.В.Гнездилов) на этом этапе выявляли параноидные расстройства в виде «бредоподобных идей преследования и отношения».

На четвертом этапе — «послеоперационном» — резко снижается степень выраженности всех отрицательных переживаний больных и происходит своеобразное «психологическое облегчение», а преобладающим психопатологическим синдромом становится астеноипохондрический.

Этап выписки из стационара не имеет специфических психопатологических феноменов, а на катамнестическом этапе около двух третей пациентов имеют особые нарушения психического состояния. Внешне они проявляются как стремление к самоизоляции. Отношение к привычным и любимым прежде развлечениям становится резко негативным. Попытки со стороны близких людей как-то «расшевелить» больного, как правило, не имеют никакого успеха. Особенно отрицательное отношение вызывают те ситуации, которые связаны с сильными эмоциональными переживаниями. Утрачивается интерес и к внутрисемейным делам. В переживаниях больного постоянно звучат депрессивные ноты, связанные не только с наличием онкологического заболевания, но и его последствиями — инвалидизацией, утратой привлекательности и т.п. Особенно болезненны переживания, относящиеся к интимной сфере.

Системный подход к анализу формирования пограничных психических расстройств при онкологических заболеваниях позволил В.Я.Семке и А.Н.Гузеву разработать модель психосоматическнх соотношений с выделением трех уровней адаптации: биологического (соматогенного), конституционально-типологического (личностного) и психологического (психосоциального). Авторы выделили также пары синдромообразуюших факторов. Так, на уровне соматической адаптации был выделен соматогенно-органический фактор и парный ему — фактор «соматические ресурсы адаптации», при этом первый считался патогенетическим, второй — саногенетическим. На личностном уровне психологической адаптации соответственно — психосоциогенный фактор и фактор «внешние ресурсы адаптации». С выделением перечисленных факторов авторам удалось создать модель в виде трехмерного образования, в которой на каждой оси представлена одна пара факторов. В процессе системного анализа пациентов со злокачественными и доброкачественными опухолями, а также больных с канцерофобическим синдромом В.Я.Семке и А.Н.Гузевым был получен континуум психосоматических соотношений, в котором на одном полюсе ведущим патогенетическим фактором выступал психогенный (неврозы), а на другом — соматогенный (сами злокачественные новообразования). И еще один вывод оказался важным: у онкологически больных налицо изменение общей и нервно-психической реактивности, носящей достаточно универсальный характер для всех больных, не зависящий от их преморбидной личностной структуры и даже исходной аномалии личности, что позволило говорить о своеобразном патологическом развитии личности вследствие онкологической патологии.

Семейная поддержка является важнейшим и принципиальнейшим фактором в приспособлении больных с онкологической патологией. Роль семейных взаимоотношений возрастает в случаях появления у онкологически больных психологических проблем и психических расстройств. Купирование психопатологических симптомов и синдромов и адаптация больных к новому для них статусу онкологически больного эффективнее проходить в семьях, строящихся по принципу сплоченности. Причем, лица, получающие химиотерапию, нуждаются в «более теплом отношении в семьях» по сравнению с пациентами, перенесшими оперативное вмешательство по поводу опухолей. При мастэктомии у жен существенна роль психологической помощи со стороны мужа больной. Отмечена значимость сексуально-эстетического фактора, способного вызывать неадекватные реакции мужа и спровоцировать появление психогенных психических нарушений. Однако мужская роль оказывается зачастую существенной лишь в качестве подтверждения негативных экспектаций больных, основанных на рефлексивном стиле мышления, присущем онкологическим больным, который основывается на изменениях самооценки в связи с заболеванием.

Из социально-психологических факторов, влияющих на выра-, женность психических переживаний и патогенез психических нарушений при онкологической патологии, важным является «синдром изоляции», а также характерологический преморбид. По мнению Е.Ф. Бажина и А.В.Гнездилова, среди онкологических больных могут быть выделены несколько основных групп по характерологическим параметрам. Группа «синтонных» лиц отличается в преморбиде такими чертами как сердечность, общительность, с преобладанием в преморбиде эмоциональных черт. Для них при заболевании раком характерны относительно адекватные формы психогений — астенодепрессивные и астеноипохондрические реакции, которые, как правило, не достигают значительной степени выраженности и относительно нестойки. Эти больные весьма чувствительны к психотерапевтическому вмешательству и сравнительно легко адаптируются. У тех пациентов, у которых в преморбиде отмечаются «циклоидные» черты, психогенные реакции сходны с реакциями синтонных, отличаясь лишь глубиной и стойкостью. Группа «шизоидных» больных характеризуется чертами замкнутости, отгороженности, сдержанности, преобладанием интеллектуализированных интересов. При развитии у них психогенных реакций отмечается склонность к образованию сверхценных и бредоподобных идей, аутизации, самоизоляции, суицидальных тенденций. Группе «возбудимых» в преморбиде присущи вспыльчивость, взрывчатость, импульсивность, торпидность, вязкость, мелочность и педантичность. В условиях хронической болезни такие пациенты могут давать реакции в виде раздражительности, озлобленности, вплоть до агрессии. Больные с преморбидными «истероидными» чертами реагируют на болезнь как правило деперсонал и зационно-дереализационными симптомами, а тревожно-мнительные — обсессивно-фобическими.

Особый интерес представляет вопрос о влиянии психических переживаний, расстройств и преморбидных характерологических особенностей человека на протекание онкологического процесса. H.J.Eysenck в работе «Рак, личность и белки» приводит данные о связи личности с возникновением или предотвращением рака. Риск развития рака, по его мнению, связан с такими особенностями личности, как эмоциональная лабильность, экстраверсия, аномальное выражение эмоций (чрезмерное подавление чувств), а также депрессия и безнадежность. Как полагает H.Eysenck, тревога и нейротизм защищают от рака. Острый стресс, снижая эффективность иммунной системы, способствует возникновению рака. Увеличение уровня кортикостероидов, которое имеет место при депрессии, снижает клеточный иммунитет и способствует развитию рака. АКТГ, связанный с тревогой и нейротизмом, наоборот, способствует укреплению защитных сил организма. Особо акцентируется внимание на том, что индивидуальные различия и генетические факторы могут оказывать существенное влияние на проявление соответствующих показателей.

Читайте также:  Как стрессы влияют на рост

Меланхолия и депрессия, по мнению P.Revidi, способствуют возникновению злокачественных опухолей. Существует психологическая «подготовленность почвы» к развитию рака. По образному выражению автора, рак молочной железы нередко представляет «пассивное самоубийство» в результате чувства вины и депрессии. Сдержанность проявления эмоций, подавление половых инстинктов могут быть отнесены к этиологическим факторам развития рака молочной железы. Анорексия, бессонница, неуверенность в себе, психические травмы могут привести к развитию рака в сроки от 1 до 15 лет. Рак, подчеркивает P.Revidi, можно рассматривать как болезнь адаптации к стрессу и иммунодепрессии. Раку молочной железы часто предшествуют длительные депрессии и дисфории. Эти больные чаще бездетны и в сексуальном плане более заторможены.

Рак, считает K.Rodewig, является проявлением потери надежды на достижение жизненных целей. Это касается проблем сексуальности -и брака, материнства в широком смысле этого понятия и связи с общими социальными проблемами. Оценивая эмоциональные факторы и выживаемость при раке молочной железы, B.Stoll подчеркивает, что больной дольше живет в том случае, если он настроен агрессивно, свободно выражает свои эмоции. В тех случаях, когда больной апатичен, подавлен, чувствует себя беспомощным, ситуацию считает безнадежной, срок его жизни сокращается.

Вопрос о специфичности психологических феноменов и психопатологических нарушений при онкологических заболеваниях различной локализации занимает исследователей в течение многих лет. По мнению А.В.Ромасенко и К.А.Скворцова, р течение длительной фазы развернутой болезни можно иногда усмотреть и специфику органов. Так, авторы считают, что при раке легкого наблюдается продолжительный латентный период болезненных ощущений и отсутствие определенных явлений со стороны нервно-психической сферы. Затем быстро развивается чувство тревоги, страха и вместе с тем вялости. При экзофитном раке шейки матки определяются ощущения внезапного постарения, в некоторых случаях появление сексуальных перверсий, весьма резко ощущаемых в сновидениях. Рак печени, захватывающий и поджелудочную железу, сочетается с онирическими и гипнагогическими феноменами. Желудочно-кишечный тракт чаще и длительнее вызывает ипохондрические установки.

Примерно треть злокачественных новообразований у женщин локализуется в гениталиях, а рак шейки матки является наиболее частым видом злокачественных опухолей женской половой сферы. К тому же доброкачественные опухоли гениталий значительно увеличивают число онкогинекологических больных По данным Т.Ю.-Мариловой, психогенные реакции чаше наблюдаются у женщин, страдавших в прошлом неврозами, вегетативной неустойчивостью. Наряду с тревожно-депрессивным синдромом, пониженным фоном настроения, главной психической травмой является чувство утраты женственности и боязнь распада семьи. У молодых женщин доминирует страх потери детородной функции.

Заболевание раком молочной железы сопровождается тяжелым психологическим стрессом. У таких больных возникает чувство потери женственности и как следствие — неполноценности и ущербности. Больная ощущает угрозу для жизни, страх перед возможной социальной изоляцией и распадом семьи. Перед каждой такой больной встает задача приспособления к новой жизненной ситуации и формирования адекватного отношения к собственной личности и своему здоровью.

Исследование особенностей мотивационной сферы у больных раком молочной железы как в пред- и послеоперационном периоде, так и в отдаленные сроки, спустя 3-5 лет, позволило Т.Ю.Мариловой выявить следующие психологические особенности этого контингента больных:

1) Заболевание раком молочной железы, создающее кризисную ситуацию для личности, приводит к изменению жизненной позиции, трансформирующей ее мотивационную сферу. На диагностическом этапе, когда преобладает позиция обреченности, основным смыслообразующим мотивом является мотив выживания. Формируются и дополнительные, соответствующие этому мотиву цели действий и поступков больных («завершение дел, устройство детей»). На предоперационном этапе доминирует мотив сохранения здоровья, выживания. После операции мотив сохранения здоровья становится ведущим. При этом он приобретает новый личностный смысл — социального выживания. На отдаленных этапах лечения, определяясь с установкой на самоутверждение, основным смыслообразующим мотивом становится мотив социального становления.

2) Осознание больными заболевания, его последствий опосредуется отношением к ним ближайшего социального окружения, Неадекватное отношение приводит к появлению тенденции разрыва социальных связей, контактов, уходу в болезнь.

3) Соответственно изменениям объективной позиции личности в системе социального окружения происходит изменение смысловых образований и ценностей ориентации больных.

По данным американских врачей гистерэктомия — одна из самых часто проводимых в США глобальных операций. В Великобритании этот показатель в два раза меньше. Причем предполагается, что от 40 до 60% могут быть подвержены в течение жизни этому оперативному мероприятию. Главный интерес психологов заключался в долго подчеркиваемой связи гистерэктомии с неблагоприятными психологическими последствиями. Подчеркивается как символическая важность матки для женской самоконцепции женственности, так и связьмежду преморбидными психологическими девиациями и гистерэктомией.

Выделяются следующие психосоциальные параметры, влияющие на психику женщин, перенесших радикальные онкогинекологические операции: символическое значение матки и отношение к ее полному удалению, понимание характера операции, понимание результатов операции как лечебного мероприятия при онкологическом заболевании, изменение сексуального и эстетического статуса, отношение к стерильности и в связи с этим отношение к родственникам и мужу, а также экспектация их отношения к больной, понимание необходимости дальнейшей гормональной терапии и пр.

Существенную роль играют сексуальные расстройства при опухолях подовой сферы и после радикальных операций. Особо выделяются такие сексуальные симптомокомплексы как снижение либидо и аноргазмия, возникающие в силу некоторых патофизиологических и психологических механизмов — сухости влагалища, явлений уретрита, вследствие атрофии и других расстройств в уроге-нитаяьной области.

Ряд исследователей пытался выявить специфические особенности психопатологической картины в зависимости от объема оперативного вмешательства. Так, описывается, что после односторонней овариэктомии и гистерэктомии вегетативно-невротические синдромы встречаются в 22,9-80,8% случаев и зависят о времени, прошедшего после оперативного вмешательства, возраста больных и даже стороны удаления яичника. В целом острое развитие (через 0,5-2 года после операции) максимально проявляется у женщин 30-40 лет, правосторонняя овариэктомия давала несколько более выраженные клинические проявления (А.Н.Рыбалко).

Трюиз «рак излечивает неврозы» продолжает оказывать существенное влияние на процесс диагностики и терапии пограничных психических расстройств у онкологически больных. Парадоксальность ситуации заключается в том, что возникновение тревожных и фобических симнтомокомплексов в структуре, онкологических заболеваний является правилом, а их диагностика исключением.

У значительного числа онкологически больных на различных этапах болезни высоко вероятно формирование тревожных и фобичес-ких расстройств. Нередко можно обнаружить уникальное психическое состояние, суть которого заключается в том, что у пациентов, которые страшатся рака, в действительности обнаружен злокачественный характер онкологического процесса. Т.е. диагностике канцерофобии противоречит верификация рака. Традиционная дефиниция психиатрического термина («навязчивый страх заболеть раком») требует основываться на объективизации патологии («рака быть не должно»). Однако, клинические наблюдения и анализ случаев позволяют пересмотреть существующее положение. Значимым оказывается тот факт, что в силу традиций пациентки, как правило, не осведомлены об истинном характере их заболевания. Следовательно, для них сохраняет актуальность тема вероятности возникновения рака. В клинической картине заболевания преобладают навязчивые страхи о том, что врачи не до конца выявили причины и характер онкологической патологии и вследствие этого неэффективно провели операцию. При усилении страхов больные неоднократно обращаются к онкологам с просьбой повторить исследования, перепроверить врачебные заключения других специалистов. В домашних условиях они постоянно вербализовывают свои страхи при обсуждении с родственниками, находят подтверждения своим догадкам в их реакциях.

Учитывая, что часть родственников также не посвящена врачами в тайну диагноза, некоторые из больных направляются по настоянию родственников и близких к психиатру. В тех же случаях, когда родные и близкие знают об истинном диагнозе нередко в моменты, когда нациенты требуют сообщить им истинный диагноз, родственники в сердцах раскрывают тайну. Однако, у больных лишь на короткий промежуток времени возникает депрессивная реакция и исчезают фобии в ответ на высказывания родственников. После этого они вновь возобновляются, поскольку воспринимаются пациентами не как предоставление истинной информации, но как оскорбление. Тревожно-фобическая симптоматика оказывается стойкой и терапевтически резистентной. Такой психопатологический феномен назван нами «канцерофобией у больных злокачественными новообразованиями».

Резюмируя, следует сказать, что онкологические заболевания и психическое состояние пациентов имеют двухканальную связь. С одной стороны, онкологическая патология провоцирует появление разнообразных психических переживаний (от донозологических до выраженных клинических психопатологических), с другой стороны, в появлении онкологических заболеваний, а также вероятности излечения от них существенна роль психологического преморбида и типов психического реагирования на заболевание.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник