Меню Рубрики

Иммунологические аспекты невынашивания беременности и бесплодия

Иммунологические причины невынашивания беременности

Медицинский эксперт статьи

В течение нескольких десятилетий с возникновением новых методических возможностей в иммунологии, проблеме иммунологических взаимоотношений мать-плод уделяется самое пристальное внимание. В литературе обсуждались многочисленные теории иммунологической толерантности при беременности, но этот вопрос окончательно не решен. Не останавливаясь на этом, чрезвычайно важном аспекте беременности, попробуем суммировать данные литературы и наши собственные относительно иммунологических аспектов невынашивания беременности.

Среди иммунологических аспектов различают аутоиммунные и аллоиммунные.

Аутоиммунные реакции направлены против собственных тканей матери, а плод страдает вторично, либо от реакции материнского организма на аутоантитела, либо от идентичности антигенов, на которые у матери возникли аутоантитела. Примером таких аутоиммунных взаимодействий является транзиторная тромбоцитопения новорожденных, диффузно-токсический зоб, миастения, системная красная волчанка и другие аутоиммунные заболевания и состояния, при которых неблагоприятный акушерский анамнез на много лет предшествует развитию клиники аутоиммунного заболевания. Примером такого аутоиммунного состояния является антифосфолипидный синдром, при котором в крови определяются антитела к фосфолипидам (АФА), препятствующие фосфолипид-зависимой коагуляции, без угнетения активности специфических коагуляционных факторов. Патогенетическое действие АФА связано с развитием повторных, тромбоэмболических состояний.

Примером аллоиммунных воздействий могут служить гемолитическая болезнь новорожденных в связи с Rh- или АВО-сенсибилизацией, или с сенсибилизацией к другим эритроцитарным антигенам Kell, Duffy, Pp и др. Другим примером аллоиммунных нарушений является прерывание беременности вследствие того, что мать не может выработать антитела, защищающие плод от ее иммунной агрессии, вследствие совместимости супругов по системе HLA

По всем этим вопросам есть огромная литература, но положения одних авторов отвергаются данными других исследователей. Рандомизированные исследования по значимости тех или иных иммунологических аспектов невынашивания и разных вариантов терапии практически отсутствуют.

Особенности иммунного статуса у пациенток с привычным невынашиванием

Учитывая данные вирусологического и бактериологического обследования создается впечатление, что такая персистенция связана с особенностями в системе иммунитета у этого контингента больных. Чрезвычайно много исследований на эту тему, но однозначных результатов практически нет.

Суммарная оценка абсолютных показателей клеточного иммунитета у женщин с привычным невынашиванием и персистентной смешанной вирусной инфекцией не выявила достоверных различий этих показателей от нормативных.

При более детальной индивидуальной оценке показателей клеточного звена иммунитета выявлены изменения практически у каждой женщины. Общее количество CD3+ соответствовало нормальному уровню только у 20%, у 50% оно было сниженным, а у 30% — повышенным. Почти у всех женщин было изменено количество CD4+: у 47,5% — уменьшено, а у 50% — увеличено. У 57,5% женщин CD8+ было сниженным, у 20% достоверно повышенным, а у 22,5% соответствовало нормативным параметрам. В результате указанных изменений у 30% женщин иммунорегуляторный индекс (соотношение CD4+/CD8+) был повышен и составил 2,06+0,08, а у 60% был снижен и составил 1,56+0,03 и лишь у 10% женщин был в пределах нормы. Содержание естественных киллеров CD16+ было в пределах нормы только у 15% женщин, значительно сниженным у 50% и повышенным у 35%. Количество В-лимфоцитов СD19+ было сниженным у 45%, повышенным у 42,5% женщин с привычным невынашиванием.

Таким образом, при исследовании клеточного звена иммунитета у всех женщин с привычным невынашиванием выявлены изменения клеточного звена иммунитета в сторону снижения всех показателей.

При сравнительном анализе результатов исследования относительных показателей субпопуляций лимфоцитов выявлены более значительные изменения, чем в предыдущей группе. Выявлено статистически достоверное снижение содержания CD3+. Иммунорегуляторные субпопуляции CD4+.CD8+, их суммарное значение было в пределах нормы, как и в контрольной группе. Однако при сопоставлении их друг с другом было видно достоверное снижение относительного содержания Т-хелперов и Т-супрессоров у женщин с привычным невынашиванием. Иммунорегуляторный индекс был в пределах нормы. Относительное содержание естественных киллеров (CD16+) в целом у женщин с привычным невынашиванием было выше нормативных данных. Содержание В-лимфоцитов было в пределах нормы.

Таким образом, структурный анализ субпопуляционного состава лимфоцитов периферической крови показал отклонения от нормы более чем у 50% женщин в сторону снижения содержания Т-лимфоцитов, Т-хелперов и Т-супрессоров и повышение содержания естественных киллеров практически у половины женщин исследуемой группы.

Исследования гуморального иммунитета не выявили каких либо отличий от нормативных параметров. Выявленные изменения иммунных процессов на системном уровне в целом можно охарактеризовать как признаки умеренно выраженного вторичного иммунодефицита.

Из вышеизложенного становится ясным, что системные изменения в клеточном и гуморальном звеньях иммунной системы не могут быть расценены как определяющие факторы, влияющие на течение гестационного процесса и его исход. Возникает необходимость поиска новых более чувствительных тестов, чем показатели субпопуляционного состава лимфоцитов, которые могли бы стать маркерами функционального состояния клеток иммунной системы. В регуляции воспалительного ответа, в том числе хронического, играют центральную роль медиаторы межклеточных взаимодействий — цитокины.

Среди иммунологических причин невынашивания беременности в последние годы выделяют активацию CD19+5+ клеток, основное назначение которых связано с продукцией аутоантител к гормонам, имеющим важнейшее значение для нормального развития беременности: эстрадиола, прогестерона, хорионического гонадотропина.

Нормальный уровень клеток CD19 + 5 + составляет от 2 до 10%. Уровень свыше 10% считается патологическим. При патологической активации CD19+5+ вследствие увеличенного содержания аутоантител к гормонам у пациенток отмечается недостаточность лютеиновой фазы, неадекватная реакция на стимуляцию овуляции, синдром «резистентных яичников», преждевременное «старение» яичников и преждевременная менопауза. Помимо непосредственного влияния на перечисленные гормоны при патологической активности этих клеток наблюдается недостаточность подготовительных к имплантации реакций в эндометрии и децидуальной ткани. Это выражается в децидуальном воспалении и некрозе, в нарушении образования фибриноида и избыточном отложении фибрина. Отмечается при беременности медленный прирост хорионического гонадотропина, повреждение желточного мешка, субхориальные гематомы.

Более 20 лет в соответствии с программой ВОЗ проводились исследования, направленные на создание приемлемой контрацептивной вакцины на основе хорионического гонадотропина. Для успешного создания вакцины необходимо было решить проблемы, связанные с низкой иммуногенностью молекулы хорионического гонадотропина и высокой перекрестной реагируемостью с молекулами ЛГ, ТТГ, ФСГ. В настоящее время описано два механизма действия вакцины на основе хорионического гонадотропина. Во-первых, связывание антител с хорионическим гонадотропином приводит к нарушению взаимодействия гормона с рецептором, что ведет к регрессии желтого тела и к экспульсии бластоцисты. Во-вторых, антитела к хорионическому гонадотропину способны усиливать антителозависимую цитотоксичность Т-лимфоцитов, направленную на клетки трофобласта, продуцирующие хорионический гонадотропин. Однако вакцина к хорионическому гонадотропину была признана малоэффективной в связи с перекрестным реагированием с гонадотропными гормонами и в первую очередь с ЛГ. Была попытка создания вакцины на основе выработки антител к бета-субъединице хорионического гонадотропина, определяющей уникальную биологическую активность и иммунологическую специфичность этого гормона. Эффективность вакцины на основе хорионического гонадотропина достаточно высока. По данным TalwarG. и соавт. (1994), при титре антител к хорионическому гонадотропину более 50 нг/мл в 1224 циклах была отмечена только одна беременность. Фертильность восстанавливалась при титре антител ниже 35 нг/мл. Однако вакцина не нашла употребления, так как для поддержания определенного титра антител необходимо вводить хорионический гонадотропин 3-5 раз в год; необходим практически ежемесячный контроль за уровнем титра антител; сообщается о перекрестном развитии гипотиреоза при длительном применении вакцины, за счет перекрестной реакции хорионического гонадотропина и ТТГ, об аутоиммунной агрессии против клеток, содержащих рецепторы к хорионическому гонадотропину в яичниках, фаллопиевых трубах. Данные о течении беременности после использования вакцины в опытах на животных и у женщин очень немногочисленны и противоречивы.

Антитела к хорионическому гонадотропину выявляли при использовании гонадотропинов при лечении бесплодия и в программах ЭКО. По данным Sokol R. и соавт. (1980), при проведении 3-х курсов лечения препаратами с хорионическим гонадотропином было установлено развитие резистентности к проводимой терапии. При этом были выявлены антитела, имеющие большую тропность к хорионическому гонадотропину, ЛГ и меньшую к ФСГ. Baunstein G. и соавт., (1983) после использования менопаузального гонадотропина и хорионического гонадотропина для лечения бесплодия в сыворотке женщин обнаружили антитела с низкой аффинностью и высокой специфичностью по отношению к хорионическому гонадотропину. Было высказано предположение, что данные антитела могут приводить к субклиническим абортам, что маскируется в виде бесплодия неясного генеза.

По данным Pala А. и соавт. (1988), в течение нескольких месяцев после самопроизвольного выкидыша определяли антитела к хорионическому гонадотропину. В исследовании отмечено, что антитела к хорионическому гонадотропину могут препятствовать образованию ХГЧ-рецепторного комплекса и блокировать его биологический эффект. По данным Tulppala M. и соавт. (1992), антитела к хорионическому гонадотропину обнаруживаются после абортов — самопроизвольных и искусственных. Авторы отмечают, что эти антитела не ингибировались добавлением хорионического гонадотропина, а при искусственной сенсибилизации вакциной антитела инактивируются при добавлении хорионического гонадотропина; кроме того они полагают, что наличие антител к хорионическому гонадотропину необязательно приводит к выкидышу.

Читайте также:  Признаки бесплодия в 16 лет

[1], [2], [3], [4], [5], [6]

источник

Иммунологические аспекты невынашивания беременности Текст научной статьи по специальности « Фундаментальная медицина»

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Е. Л. Лашкевич

В статье представлен обзор современных представлений о роли иммунной системы при преждевременном прерывании беременности. Показаны количественные и качественные изменения, происходящие в популяции Т-лимфоцитов , связь антигенов HLA системы с невынашиванием беременности. Разъясняются аутоиммунные и аллоиммунные нарушения, возникающие при беременности.

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Е. Л. Лашкевич

IMMUNOLOGIC ASPECTS OF SPONTANEOUS ABORTION

The article review the recent concepts conserning the role of immunologic system during the spontaneous abortion . There are also illustrated quantitative and qualitative changes occuring in the population of T-lymphocytes and connection of HLA system ’s antigens with the spontaneous abortion . Autoimmune and alloimmune breaches appearing during the pregnancy are explained.

Текст научной работы на тему «Иммунологические аспекты невынашивания беременности»

42,0±0,24%) позволяет предположить доминирующую роль инфекции в генезе данного осложнения беременности.

2. Осложнения родов и послеродового периода у женщин с плацентарной недостаточностью, обусловленной инфекционной патологией, встречаются достоверно чаще (преждевременное излитие околоплодных вод — 76,0±0,11%, рождение последа с дефектом плацентарной ткани — 48,0±0,21%, послеродовая субинволюция матки — 42,0±0,24%).

3. Последы у женщин с плацентарной недостаточностью имеют инфекционно-обусловленные изменения (диссоциация ворсин — 66,0±0,14%, фиброз стромы — 62,0±0,16%, децидуит и хориодецидуит — 48,0±0,21%).

1. Барановская Е.И., Жаворонок С.В., Шишко Г.А. и др. Влияние герпесвирусной инфекции матери на состояние новорожденного // Проблемы здоровья и репродукции. — 2004. — №2. — С. 55-60.

2. Глуховец Б.И., Глуховец Н.Г. Патология последа. — СПб.: ГРААЛЬ. — 2002. — С. 448.

3. Пасхина И.Н., Орджоникидзе Н.В., Пономарева Л.П. Перинатальные инфекции и многоводие // Акушерство и гинекология. — 2004. — № 3. — С. 5-8.

4. Пиганова Н.Л., Голубев ВА. Хориоамнионит // Акушерство и гинекология. — 1998. — № 2. — С. 9-12.

5. Савельева Г.М., Фёдорова М.В., Клименко ПА., Сичинава Л.Г. Плацентарная недостаточность. — М.: Медицина, 1991. — С. 272.

6. Тютюник В.Л. Морфология последа при инфекции // Проблемы беременности. — 2001. — № 4. — С. 10-15.

7. Тютюник В.Л. Плацентарная недостаточность и инфекции // Проблемы беременности. — 2002. — № 5. — С. 3-10.

8. Тютюнник В.Л. Прегравидарная подготовка, тактика ведения беременности, родов, послеродового периодов при инфекции // Акушерство и гинекология. — 2004. — № 3. — С. 54-57.

9. Цинзерлинг В.А., Мельникова В.Ф. Перинатальные инфекции. Практическое руководство. — СПб.: Элби, 2002. — 352 с.

10. Черствой Е.Д., Кравцова Г.И., Лазюк Г.И. и др. Болезни плода, новорожденного и ребенка: Нозология, диагностика, патологическая анатомия: Справ. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. — Мн.: Вышэй-шая школа, 1996. — 512 с.

11. Шилова С.Д. Хориоамнионит // Медицинская панорама. — 2004. — № 8. — С. 54-56.

12. Goffinet F., Maillard F., Mihoubi N., Kayem G., Papiernik E., Cabrol D., Paul. Bacterial vaginosis: prevalence and predictive value for premature delivery and neonatal infection in women with preterm labour and intact membranes // European Journal of Obstetrics & Gynecology and Reproductive Biology. — 2003. — Vol 108. — Р. 146-151.

13. Leitich H., Bodner-Adler B., Brunbauer M., Kaider A., Egarter C., Husslein P. Bacterial vaginosis as a risk factor for preterm delivery: A meta-analysis // Am J Obstet Gynecol. — 2003. — Р. 139-147.

14. Dúllner H., Vatte L., Halgunset J., Rahimipoor S., Austgulen R. Histologic chorioamnionitis and umbilical serum levels of pro-inflammatory cytokines and cytokine inhibitors // BJOG: an International Journal of Obstetrics and Gynaecology. — 2002. — Vol. 109. — Р. 534-539.

15. Villegas H., Gonzales-Jimenez M., Paredes-Vivas Y., Aguilera-Suarez G., Karchmer S. Ultrastructural analysis of placentas with villiitis. Retrospective study // Ginecol. Obstet. Mex. — 1996. — Vol. 64. — Р. 368-376.

ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НЕВЫНАШИВАНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ

Е.Л. Лашкевич Гомельский государственный медицинский университет

В статье представлен обзор современных представлений о роли иммунной системы при преждевременном прерывании беременности. Показаны количественные и качественные изменения, происходящие в популяции Т-лимфоцитов, связь антигенов HLA системы с невынашиванием беременности. Разъясняются аутоиммунные и аллоиммунные нарушения, возникающие при беременности.

Ключевые слова: невынашивание, иммунная система, Т-лимфоциты, HLA система.

IMMUNOLOGIC ASPECTS OF SPONTANEOUS ABORTION

E.L. Lashkevich Gomel State Medical University

The article review the recent concepts conserning the role of immunologic system during the spontaneous abortion. There are also illustrated quantitative and qualitative changes occuring in the population of T-lymphocytes and connection of HLA system’s antigens with the spontaneous abortion. Autoimmune and alloimmune breaches appearing during the pregnancy are explained.

Key words: spontaneous abortion, immune system, T-lymphocyte, HLA system.

В последние годы механизмы преждевременного прерывания беременности все чаще объясняются нарушением иммунобиологических взаимоотношений организмов матери и плода. О роли иммунной системы при данной патологии указывает ряд авторов [1, 2, 3, 24]. Является ли невынашивание беременности результатом нарушения иммунологической толерантности, какова роль этих изменений в неблагоприятном исходе беременности? Эти вопросы широко обсуждаются в литературе в настоящее время.

Решающую роль в обеспечении выживания плода играют трофобласт (в дальнейшем плацента) и регуляция иммунологических взаимоотношений матери и плода [20]. Клетки цито- и синцитиотрофобласта участвуют в газообмене, снабжении плода питательными и защитными веществами, выведении из кровотока продуктов жизнедеятельности, в синтезе и обмене гормонов. Кроме того, клетки трофобласта формируют барьер, защищающий плод от атаки иммунной системы матери, а ткани матери — от агрессии со стороны иммунной системы плода [25]. При нарушении функции трофобласта происходит отторжение плода. Трофобласт вырабатывает ряд иммуносупрессивных факторов, таких как а-фетопротеин, трофобла-стический в 1-гликопротеид, протеин А, тро-фобластический в-глобулин, плацентоспе-цифический а-микроглобулин и др.[12].

Особое внимание в последнее десятилетие уделяется таким регуляторным протеинам, как цитокины [21, 22], их роли в течении физиологической беременности и при преждевременном ее прерывании [5]. К ци-токинам относятся интерфероны (ИФН), представляющие собой большую группу противовирусных полипептидов; колоние-стимулирующие факторы (КСФ), способствующие размножению и дифференцировке клеток — предшественников различных ростков гемопоэза на различных этапах их созревания; хемокины, или хемотактические цитокины, обеспечивающие активацию процессов миграции различных типов лейкоцитов и некоторых других клеток; трансформирующие ростовые факторы (ТРФ); группа ФНО; интерлейкины (ИЛ) с исторически сложившимися порядковыми номерами и некоторые другие [21].

Одной из последних концепций, описывающих изменения регуляторных меха-

низмов иммунной системы, является гипотеза о переключении иммунного ответа, опосредованного Т-хелперами 1-го порядка (ТИ1) на иммунный ответ, опосредованный Т-хелперами 2-го порядка (ТИ2) [1, 16]. ТЫ-тип ответа характеризуется продукцией интерферона, фактора некроза опухоли — а (ФНО-а), интерлейкинов (ИЛ) -2 и -12 и преимущественно клеточными реакциями иммунитета, тогда как ТЬ2-клетки продуцируют ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-9 и ИЛ-10 и индуцируют гуморальный иммунный ответ. ТЫ- и ТЬ2-типы ответа вызываются различными группами инфекционных агентов и взаимно ингибируют друг друга. Предполагается, что при нормальном течении беременности доминирует ТЬ2-тип иммунного ответа, тогда как переход от преимущественного гуморального к преимущественно клеточному иммунитету является пагубным для беременности и ведет к ее преждевременному прерыванию [15].

С развитием физиологической беременности иммунная система женщины претерпевает значительные изменения, в основе которых лежит формирование гестационной иммунносупрессии [6, 28, 30]. Она особенно выражена во второй половине беременности. В течение физиологически протекающей беременности происходит почти двукратное увеличение относительного и абсолютного содержания Т-лимфоцитов. По данным Н.Ю. Сотниковой, относительное количество Т-лимфоцитов в первом триместре составляет 35,7% ± 1,516, во втором — 44,6% ±3,401, в третьем — 46,8% ±5,616 и в контроле (небеременные женщины того же возраста) — 18,5% ± 3,096. Абсолютное содержание Т-лимфоцитов соответственно равняется 214,5 ± 13,86; 269,5 ± 23,59; 279,4 ± 35,55 и в контроле 128,4 ± 21,49 [23].

Читайте также:  Кипрей узколистный при бесплодии

При невынашивании беременности, независимо от этиологии, наблюдается снижение содержания Т- и В-лимфоцитов по сравнению с содержанием их у женщин с физиологически протекающей беременностью тех же сроков [28]. При развитии клинических симптомов угрожающего прерывания беременности относительное количество Т — лимфоцитов уменьшается во II триместре до 28,2% ± 3,65, в третьем триместре — до 27,4% ± 4,69 [23]. Уровень снижения Т-лимфоцитов зависит от клинических проявлений: чем более выражены признаки пре-

рывания беременности, тем большее наблюдается уменьшение Т-лимфоцитов.

Невынашивание приводит не только к количественным сдвигам в популяции Т-лимфоцитов, но и к качественным изменениям функциональной активности Т-лимфоцитов [9, 11]. У женщин с преждевременным прерыванием беременности изменяется метаболическая активность лейкоцитов: происходит уменьшение содержания гликогена, липидов, а также снижение активности фермента пероксидазы при повышении активности фермента щелочной фосфатазы [11]. Можно предположить, что данные изменения приводят к сдвигу необходимого гомео-стаза в системе «мать-плацента-плод» за счет нарушения проницаемости мембранной системы клеток и усиления продукции мак-роэргических соединений.

Иммуномодулирующее воздействие оказывает трофобластический в1 — гликопротеид (ТБГ), обладающий иммунносупрессорной активностью [29]. Его содержание в крови женщин зависит от выраженности клинических симптомов прерывания беременности: при наличии угрозы прерывания беременности отмечается повышение уровня протеина, которое затем с усилением реакций отторжения плода сопровождается снижением концентрации ТБГ. ТБГ влияет на продукцию лимфоцитами фактора, ингибирующего миграцию макрофагов (МИФ). При этом продукция МИФ угнетается лишь в первом триместре. Это подтверждается данными исследований Сотниковой Н.Ю.: выработка МИФ наблюдается лишь в первом триместре (миграционный индекс (МИ) = 41,7%±2,17), но отсутствует во втором (МИ = 215,6% ± 21,2) и третьем (МИ = 129,5% ± 11,14) [23].

Таким образом, видно, что разнообразные наблюдающиеся изменения клеточного и гуморального иммунитета нарушают состояние иммунологического равновесия в организме беременной, что может привести к прерыванию беременности в различные сроки.

Среди иммунологических аспектов различают аутоиммунные и аллоиммунные. Аутоиммунные реакции направлены против собственных тканей матери, а плод страдает вторично: либо от реакции материнского организма на аутоантитела, либо от идентичности антигенов, на которые у матери возникли антитела. Примером таких ауто-

иммунных взаимодействий является тран-зиторная тромбоцитопения новорожденных, диффузно-токсический зоб, миастения, системная красная волчанка и другие аутоиммунные заболевания и состояния, при которых неблагоприятный акушерский анамнез на много лет предшествует развитию клиники аутоиммунного заболевания. Наиболее ярким примером такого аутоиммунного состояния является антифосфолипидный синдром (АФС) [7, 17]. Основу АФС составляет васкулопатия, связанная с тромбо-тическим и (или) окклюзивным поражением кровеносных сосудов, причем этот процесс может затрагивать сосуды любой локализации и любого калибра. В акушерской практике АФС в основном ассоциируется с привычным невынашиванием беременности, синдромом задержки развития плода, его внутриутробной гибелью, гестозами, рецидивирующими тромбозами [7, 13].

Примером аллоиммунных воздействий может служить гемолитическая болезнь новорожденных в связи с Rh- или АВО-сенсибилизацией или с сенсибилизацией к другим эритроцитарным антигенам — Kell, Duffy, Pp и др. [19]. Генетически детерминированная антигенная несовместимость матери и плода позволяет рассматривать плод как аллотрансплантат в организме матери, поскольку плод с его оболочками и плацентой содержит генетический материал отцовского происхождения, чужеродный для матери [8]. Удельный вес иммунологического конфликта в результате изосероло-гической несовместимости по системе АВО и резус-фактору в качестве ведущей причины поздних абортов и преждевременных родов сравнительно невелик — 1,7% [8]. По данным Садыкова Б.Г., частота преждевременных родов на фоне резус-сенсибилизации составляет 28%, а при АВО-конфликтной беременности — 2,2%. На основании этих данных можно сделать вывод, что такие показатели связаны с недостаточной диагностикой анти-А- и анти-В-антител в связи с частым бессимптомным течением АВО-конфликтной беременности.

Другим примером аллоиммунных нарушений является прерывание беременности вследствие того, что мать не может выработать антитела, защищающие плод от ее иммунной агрессии вследствие совместимости супругов по системе HLA.

Система HLA (Human leycocyte antigens) была описана более 40 лет назад, как система, отвечающая за трансплантационный иммунитет. В настоящее время рассматривается в качестве главной системы иммунного ответа, обеспечивающей распознавание «своего» и «чужого», а также взаимодействие клеток иммунной системы [27]. Система HLA, или традиционное название «главный комплекс гистосовмести-мости» состоит из группы антигенов I, II и III классов, расположенных на 6-ой хромосоме. Эта система обладает полиморфизмом и только в пределах одной хромосомы, число возможных комбинаций ее генов составляет 3*106 [19].

К I классу HLA относят локусы HLA-А, -В и -С, а также антигены MIC-A и MIC-B. Они представляют семейство пептидов, реагирующих с Т-цитотоксичными (СБ8+) клетками, а также взаимодействующих с NK клетками, предотвращая лизис клеток.

Во II классе основными локусами HLA являются DP, DQ и DR. Сюда же относятся открытые в более позднее время DM, LMP и TAP. Они в основном взаимодействуют с Т-хелперами (CD4+) [14, 27].

Антигены III класса принимают основное участие в процессах воспаления, содержат аллели компонентов комплемента C2, C4 и Bf (пропердиновый фактор), а также фактор некроза опухоли и ряд изо-ферментов.

Большая группа иммуноглобулинов, подобных рецепторам NK клеток, обнаружена на 19 хромосоме — это так называемые неклассические локусы HLA-E, — F и -G. Они также принимают участие в иммунных реакциях, а локус HLA-G плода экс-прессируется на трофобласте [19].

При изучении Довбан С.Р. (1997) степени распределения локусов А, В и С HLA-системы среди женщин с привычным невынашиванием беременности гормональной этиологии наблюдалась повышенная частота встречаемости антигенов системы HLA А1, А2, В13, В14, В18, С1 в сравнении с женщинами с физиологически протекающей беременностью. При этом также было отмечено, что в HLA- фенотипе беременных с невынашиванием выявлены комбинации антигенов (А1А2, А1В13, А1В14, В13В14), которые отсутствуют у женщин с нормальным течением беременностью. С другой стороны,

у этих женщин выявлены комбинации антигенов системы НЬЛ: А2А11, В14В21, А3С1 и В16С1, которые отсутствуют у беременных с невынашиванием беременности.

О влияние генов II класса системы НЬЛ на невынашивание беременности указывают исследования Болдыревой М.Н. и соавт. (2004). Оказалось, что у женщин с проблемами вынашивания отмечается увеличение частоты специфичности DRB1*04 и снижение частоты генотипов, в которые входит специфичность DRB1*07, в то же время у мужчин из «проблемных» пар обнаружено снижение частоты генотипов, в которые входит специфичность DRB1*01 или DRB1*06 [1]. Также было определено, что среди мужчин из пар с невынашиванием беременности неясного генеза НЬЛ-DRB1-гомозиготность была в 3 раза чаще, чем у мужчин-доноров контрольной группы. Можно сделать вывод, что распределение антигенов I и II классов оказывает влияние на течение беременности. Комбинации одних антигенов способствует физиологическому течению беременности, других — приводит к преждевременному ее прерыванию.

Довбан С.Р. определено, что среди супружеских пар с невынашиванием беременности совместимость по двум антигенам системы НЬЛ составляет 28,3% случаев, по трем — 9,2%, тогда как в группе супружеских пар с физиологически протекающей беременностью совместимые по двум НЬЛ-антигенам выявлены только в 3,6% случаев, совместимые по трем НЬЛ-антигенам — не выявлены. Эти исследования подтверждают и данные Тимохиной Т.Ф., Гусевой И. А. (1984), которые выявили, что совместимость по трем антигенам у женщин с угрожающим прерыванием беременности наблюдается у 7,4%, совместимость по двум антигенам — у 20%. В то же время идентичность по трем антигенам у женщин с физиологическим течением беременности не наблюдалась ни в одном случае, совместимость по двум антигенам — только в 10% [26]. Благодаря этим данным можно предположить, что при угрозе прерывания беременности имеется высокий уровень гистосовместимости супружеских пар по антигенам I класса по сравнению с супружескими парами с физиологически протекающей беременностью.

Читайте также:  Бэби бум от бесплодия инструкция по применению

В процессе беременности в сыворотке крови женщин накапливаются антитела к антигенам различных систем, в том числе и к антигенам ИЬЛ. Иммунизация происходит в результате сенсибилизации организма матери антигенами плода, унаследованными от отца [30]. При оценке степени выраженности антилейкоцитарной сенсибилизации организма матери ИЬЛ-антигенами плода, унаследованными от отца, Довбан С.Р. (1997) отмечено, что в сыворотке крови женщин с патологией репродуктивной функции не обнаружено антител к антигенам системы ИЬЛ. У женщин с физиологическим течением беременности лимфоцитотоксические антитела выявлены у 18% беременных. Можно предположить, что такие антитела могут предохранять плод от повреждающего действия Т-клеточных механизмов иммунной системы женского организма, и они являются благоприятным прогностическим признаком течения и исхода беременности.

Резюмируя изложенные факты, можно сделать вывод, что иммуннологические процессы обеспечивают нормальное течение беременности. Во время беременности функционирует система различно направленных реакций, которая обеспечивает выживание генетически чужеродного плода. Иммунно-логическое равновесие поддерживают тро-фобласт (а потом плацента), синтезирующий ряд иммунносупрессивных факторов, увеличение количества Т-лимфоцитов, продукция цитокинов Т-хелперами 2-го порядка и комбинации антигенов системы ИЬЛ: А2А11, В14В21, А3С1 и В16С1.

При преждевременном прерывании беременности происходит переключение ТЬ2-типа иммунного ответа на ТЫ-тип иммунного ответа, снижение содержания Т- и В-лимфоцитов, изменение метаболической активности лейкоцитов, а также в ИЬЛ-фенотипе чаще встречаются антигены А1, А2, В13, В14, В18, С1, комбинации антигенов А1А2, А1В13, А1В14, В13В14 и имеется высокий уровень гистосовместимо-сти супружеских пар по антигенам I класса. Все эти изменения при их совместном действии могут вызвать развитие каскада реакций, приводящих в конечном итоге к прерыванию беременности.

1. Айламазян Э.К., Павлов О.В., Сельков С.А. Роль иммунной системы фетоплацентарного ком-

плекса в механизмах преждевременного прерывания беременности // Акушерство и гинекология. — 2004. — № 2. — С. 9-11.

2. Ананич Л.В., Супрун Л.Я., Ржеусская Л.Д. и др. Трансплантация лимфоцитов в комплексном лечении при первичном невынашивании / Сборник научных трудов — Смоленск, 1991. — С. 72-75.

3. Аржанова О.Н., Кошелева Н.Г. Этиопатогенез невынашивания беременности // Журнал акушерства и женских болезней. — 2004. — № 1. — С. 37-41.

4. Болдырева М.Н., Хаитов РМ., Барцева О.Б. и др. Исследование роли HLA-DRB1-генов при невынашивании беременности неясного генеза // Иммунология. — 2004. — № 1. — С. 4-8.

5. Володин Н.Н., Румянцев А.Г., Владимирская Е.Б., Дегтярева М.В. Цитокины и преждевременные роды // Педиатрия. — 2001. — № 4. — С.72-77.

6. Газиева ИА., Чистякова Г.Н., Черданцева Г.А. Экспрессия маркеров активации иммунной системы в ранние сроки беременности // Иммунология. — 2004. — Т. 25. — № 6. — С. 377-378.

7. Гениевская М.Г., Макацария А.Д. Антитела к фосфолипидам и невынашивание // Вестник Российской ассоциации акушеров-гинекологов. — 2000. — № 1. — С. 44-49.

8. Голота В.Я., Маркин Л.Б., Радзинский В.Е. Преждевременные роды. — Киев.: Здоровье, 1986. — С. 11.

9. Демидова ЕМ, Волощук И.Н, Демидов Б.С. и др. Применение нормальных (поливалентных) внутривенных иммуноглобулинов в клинике невынашивания беременности // Акушерство и гинекология. — 2003. — № 6. — С. 44-47.

10. Довбан С.Р. Роль HLA-антигенов I класса в привычном невынашивании беременности: Авто-реф. . дисс. канд. биол. наук — Мн., 1997. — 18 с.

11. Каюмов Ф.А., Кулавский В.А. Состояние метаболизма лейкоцитов у женщин с угрозой прерывания беременности / Невынашивание и недонашивание беременности. Сборник научных трудов — М., 1984. — С. 86-89.

12. Ковальчук Л.В., Ганковская Л.В., Макаров О.В. и др. Клеточные и гуморальные компоненты амниотиче-ской жидкости в норме и при внутриутробном инфицировании // Иммунология. — 2003. — Т. 24. — № 6. — С. 350-351.

13. Макацария А.Д., Бицадзе В.О. Вопросы патогенеза тромбофилии и тромбозов у больных с ан-тифосфолипидным синдромом // Акушерство и гинекология. — 1999. — № 2. — С. 13-17.

14. Наумов Ю.Н., Коненков В.И., Алексеев Л.П. Регуляция экспрессии генов гистосовместимости II класса // Иммунология. — 1993. — № 2. — С. 6-11.

15. Павлов О.В., Сельков С.А. Иммунология репродукции: старые догмы и новые представления

// Журнал акушерства и женских болезней. — 2004. — Т. 2. — № 1. — С. 89-97.

16. Потапнев М.П. Апоптоз клеток иммунной системы и его регуляция цитокинами // Иммунология. — 2002. — Т. 23. — № 4. — С. 237-243.

17. Рыбина И.В., Рыбакова Е.В., Неволина Е.П. и др. Антифосфолипидный синдром у женщин с нарушением репродуктивной функции и его иммуноге-нетические маркеры // Иммунология. — 2004. — Т. 25. — № 3. — С. 171-173.

18. Садыков Б.Г., Игнатьева Д.П. Невынашивание при иммуноконфликтной беременности / Невынашивание и недонашивание беременности. Сборник научных трудов — М., 1984. — С. 72-77.

19. Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности. — М.: Триада-Х, 2002. — С. 70-71, 78-79.

20. Сидоров Н.М. Ультраструктурные особенности лимфоцитов при недонашивании беременности у больных, страдающих поздним токсикозом / Невынашивание и недонашивание беременности. Сборник научных трудов — М., 1984. — С. 106-111.

21. Симбирцев А. С. Клиническое применение препаратов цитокинов // Иммунология. — 2004. — Т. 25. — № 4. — С. 247-251.

22. Соколов Д.И., Котов АЮ, Симбирцев А.С. и др. Сравнение цитокинов по способности влиять на уровень секреции интерлейкина-8 эндотелиальными клетками. // Иммунология. — 2002. — Т. 23. — № 1. — С. 32-37.

23. Сотникова Н.Ю. Иммунологические аспекты невынашивания беременности / Невынашивание и недонашивание беременности. Сборник научных трудов — М., 1984. — С. 37-42.

24. Старостина Т.А., Демидова Е.М., Анкир-ская А.С. и др. Современные вопросы патогенеза и терапии невынашивания беременности // Акушерство и гинекология. — 2002. — № 5. — С. 59-61.

25. Талаев В.Ю., Бабайкина О.Н., Ломунова МА. и др. Влияние клеток цитотрофобласта плаценты человека на пролиферацию Т-лимфоцитов // Иммунология. — 2004. — Т. 25. — № 6. — С. 324-329.

26. Тимохина Т.Ф., Гусева И А, Ульянова Л.И. Изучение совместимости супружеских пар при привычном невынашивании / Невынашивание и недонашивание беременности. Сборник научных трудов — М., 1984. — С. 42-47.

27. Хаитов Р.М., Алексеев Л.П. Физиологическая роль главного комплекса гистосовместимости человека // Иммунология. — 2001. — № 3. — С. 4-12.

28. Хашимова Х.А., Аджиева Р.К., Кишов М.Г. Клеточный и гуморальный иммунитет при привычном невынашивании беременности // Вопросы охраны материнства и детства. — 1981. — № 5. — С. 66-68.

29. Шмагель К.В., Черешнев В.А. Трофобла-стический ^-гликопротеин: биологическая роль и клиническое значение в акушерстве // Акушерство и гинекология. — 2003. — № 6. — С. 6-11.

30. Шмагель К.В., Ширшев С.В., Черешнев В.А. Влияние подавления активности циклооксигеназы на изменение пролиферативного ответа лимфоцитов беременных в зависимости от уровня митогена и факторов сыворотки // Иммунология. — 2002. — Т. 23. — № 4. — С. 228-232.

ПЕРСПЕКТИВЫ МОНИТОРИНГА ВРОЖДЕННЫХ ПОРОКОВ РАЗВИТИЯ

У ДЕТЕЙ ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Гомельский государственный медицинский университет

Рост числа врожденных пороков в Беларуси является актуальной проблемой, особенно на фоне ухудшающейся экологической обстановки и снижения рождаемости. С помощью систем мониторинга изучают причины роста и отслеживают временные и географические тенденции частоты врожденных аномалий для своевременного принятия профилактических мероприятий. Повышение чувствительности системы мониторинга Республики Беларусь за счет расширения группы обязательно анализируемых пороков позволит за более короткий промежуток времени дать оценку напряженности мутационного процесса и действия возможных тератогенов.

Ключевые слова: врожденные пороки развития, мониторинг.

MONITORING PERSPECTIVES OF CHILDREN WITH CONGENITALS DEVELOPMENT ABNORMALITIES IN GOMEL REGION

Zh.P. Kravchuk Gomel State Medical University

The growth of congenital abnormalities in Belarus is an urgent issue, especially on the background of a worse ecological situation and decreased birth rate. Monitoring systems are involved into investigation of reasons of growth and both temporal and geographic trends of a frequency of inborn

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector