Елизавета петровна причина бесплодия

«Продолжательница дела Петра Великого»: как изменила Россию императрица Елизавета Петровна

29 декабря 1709 года в Коломенском дворце появилась на свет дочь царя Петра Великого и его фаворитки Екатерины — Елизавета. Пётр как раз вернулся в Москву после победы над королём Швеции Карлом XII и планировал устроить торжества по этому поводу, но перенёс их из-за рождения дочери. В 1711 году царь признал Екатерину законной супругой, подарив тем самым право на трон как ей самой, так и их общим детям.

Путь к трону

Царевна Елизавета с детства привлекала внимание окружающих своей красотой и грациозностью. Росла дочь Петра Великого в Москве, на лето уезжая в Покровское, Преображенское, Измайловское или Александровскую слободу. Елизавету Петровну обучили французскому языку, на котором она говорила как на родном, и каллиграфии, однако систематического образования она не получила.

В 1724 году мать Елизаветы, Екатерина, была по решению Петра I коронована. 8 февраля 1725 года император скончался, не успев официально назначить наследника. Родовитая знать выступала за передачу трона внуку императора от старшего сына Алексея — Петру. Однако этому воспротивились служивая знать и гвардия. В итоге сенат признал Екатерину законной наследницей мужа и возвёл её на престол.

Елизавета Петровна с детства была дружна со своим племянником Петром Алексеевичем. Они вместе катались верхом и ездили на охоту. Вице-канцлер Андрей Остерман предлагал разрешить им заключить брак, но против этого выступил Александр Меншиков, видевший будущей супругой потенциального императора свою дочь.

Согласно завещанию Екатерины, наследником трона первой очереди после неё должен был стать Пётр Алексеевич, а во вторую очередь — её дочери Анна и Елизавета.

17 мая 1727 года Екатерина I скончалась. Новым императором, как она и завещала, стал Пётр II. Отношения молодого правителя с Меншиковым быстро испортились, и сподвижник Петра Великого вместе с семьёй был отправлен в ссылку.

11 декабря 1729 года Пётр II обручился с сестрой своего друга Ивана Долгорукого — княжной Екатериной. Но уже 30 января 1730 года молодой император скончался от тяжёлой болезни, не успев заключить брак и не оставив прямых наследников. Права на престол переходили, согласно завещанию Екатерины, её дочерям Анне и Елизавете, но знать предпочла об этом забыть. На трон взошла дочь брата и соправителя Петра Великого Ивана V — Анна Иоанновна. К своей двоюродной сестре Елизавете она относилась прохладно. По словам историков, в это время дочь Петра I испытывала финансовые затруднения и очень просто одевалась. Она приблизила к себе семьи гвардейцев своего отца и много общалась с простыми людьми, редко выходя в свет.

Анна Иоанновна скоропостижно скончалась 28 октября 1740 года. Наследниками она успела объявить потомков своей племянницы Анны Леопольдовны, внучки Ивана V. Таким образом, на троне оказался двухмесячный внучатый племянник Анны Иоанновны Иван VI. Фактически же власть оказалась в руках у окружения Анны Леопольдовны, являвшейся регентом. Одним из самых влиятельных лиц империи стал Андрей Остерман, некогда выступавший за брак Елизаветы и Петра. Авторитет государственной власти в это время снизился.

Приход к власти

Влияние выходцев из Германии на Анну Иоанновну и Анну Леопольдовну вызывало сильное раздражение у части российских придворных и гвардейцев. Многие из них роптали, требуя возвести на трон дочь Петра Великого — Елизавету. Одним из наиболее активных сторонников смены власти был придворный лейб-медик Лесток. Окружение призывало Анну Леопольдовну провести аресты и обезглавить потенциальный заговор (на этом, в частности, настаивал Остерман), однако та сомневалась.

В ночь на 6 декабря 1741 года Елизавета Петровна после неприятного разговора с Анной Леопольдовной, упрекнувшей её в претензиях на власть, собрала своих сторонников и отправилась в казармы Преображенского полка. Военные выступили в её поддержку и поклялись поддержать дочь Петра I.

Бойцы гренадёрской роты Преображенского полка внесли Елизавету в Зимний дворец на своих плечах. На их сторону сразу же перешли караульные. Елизавета Петровна провозгласила себя императрицей.

Малолетний Иван VI и поддерживавшие его родственники Анны Иоанновны были арестованы, а фактически правившее страной окружение Анны Леопольдовны — сослано в Сибирь.

Андрей Остерман был приговорён к смертной казни, но Елизавета помиловала его, отправив в ссылку в Берёзово. Следует отметить, что опала отца лишь временно затронула его детей. Иван Остерман в царствование Елизаветы Петровны стал послом в Швеции и в дальнейшем — канцлером империи, а Фёдор Остерман сделал военно-административную карьеру и позднее был назначен главой Московской губернии.

Читайте также:  Китайский массаж при бесплодии

В апреле 1742 года в Москве прошли торжества, приуроченные к коронации новой императрицы и сопровождавшиеся балами-маскарадами, на которых Елизавета появлялась в образе французского мушкетёра, голландского матроса и казацкого гетмана.

Эпоха Елизаветы

После вступления на престол Елизавета Петровна восстановила роль учреждений, созданных её отцом, таких как сенат и Главный магистрат. Органы власти, сформированные при Анне Иоанновне и Иване VI, были распущены.

По инициативе Елизаветы Петровны более гуманным стало уголовное законодательство. Битьё кнутом и конфискации она заменяла понижением в чине и отставками. Был введён фактический мораторий на смертную казнь. Для лиц, не достигших семнадцатилетнего возраста, она была полностью отменена. Для остальных категорий осуждённых казнь заменялась каторгой и клеймением. Кроме того, все дела, формально предусматривавшие смертную казнь, передавались на рассмотрение сената и лично императрицы.

В 1750-е годы был принят ряд нормативных документов, отменявших внутренние таможенные сборы и пошлины, благодаря чему в России оживились торговые связи между регионами. В то же самое время повысились сборы при заключении внешнеэкономических сделок. В 1754 году был основан Дворянский заёмный банк.

Права дворянства и купечества при Елизавете расширились. Помещики получили право отправлять крестьян в Сибирь на поселение с зачётом их вместо рекрутов. Это привело к активизации освоения восточных регионов империи, в частности — Западной Сибири.

В то же время эффективные меры противодействия преступности и нарушениям общественного порядка во времена Елизаветы Петровны разработаны ещё не были. Гарнизонные части не умели эффективно бороться с криминалитетом и пресекать беспорядки, а местные чиновники часто вступали в коррупционные связи. Сил тайной канцелярии на своевременную ликвидацию подобных явлений по всей стране часто не хватало.

«Императрица Елизавета Петровна была человеком доброго нрава и крепкой веры. При ней в российском обществе укрепились позиции церкви, а государство вело победоносные войны», — рассказал в интервью RT историк и писатель Дмитрий Володихин.

В 1741—1743 годах Россия успешно отразила агрессию Швеции. Согласно условиям мирного договора, Швеция признавала прежние приобретения России в Прибалтике и передала под контроль Санкт-Петербурга часть Финляндии.

В 1756 году, выполняя союзнические обязательства перед Австрией, Россия вступила в Семилетнюю войну против Пруссии. 12 августа 1759 года российско-австрийская армия под командованием Петра Салтыкова наголову разгромила прусскую в Кунерсдорфском сражении. Путь на Берлин был открыт. Однако у союзников возникли взаимные претензии, не позволившие им согласовать совместное наступление, что и спасло Пруссию. Эти события в историографии часто называют «первым чудом Бранденбургского дома».

9 октября 1760 года российский корпус генерала Готтлоба Курта Генриха Тотлебена ненадолго вступил в Берлин, но отступил при приближении прусской армии. В декабре 1761 года российские войска взяли Кольберг, путь на Берлин был снова открыт. Власти Пруссии практически не сомневались в своём поражении, но 5 января 1762 года Елизавета Петровна скоропостижно скончалась от кровотечения из горла. Её племянник и наследник Пётр III был большим поклонником политики Фридриха. Он вышел из войны с Пруссией, вернул ей все завоёванные Елизаветой Петровной земли (включая присягнувшую на верность императрице Восточную Пруссию) и заключил союз с Берлином.

«Если бы не смерть Елизаветы Петровны, Семилетняя война могла бы закончиться с гораздо большей пользой для Российской империи», — отметил Дмитрий Володихин.

В отличие от военных, культурные достижения Елизаветы Петровны остались значимыми для России и после её смерти.

«20 лет правления Елизаветы Петровны сыграли для империи очень большую роль. И дело здесь в вещах, которые, по моему мнению, гораздо важнее военных успехов и перекраивания границ», — заявил в беседе с RT историк Евгений Пчелов.

Он напомнил, что именно в это время возникли такие учреждения, как Московский университет, Академия художеств, Императорский фарфоровый завод.

«Встал на ноги российский театр. Это было время Ломоносова и Шувалова. Всё это повлияло на развитие России в долгосрочной перспективе и имеет огромное значение и в наши дни», — подчеркнул Пчелов.

Что касается личной жизни Елизаветы Петровны, то о ней ходило много слухов. Говорили о её связи с Иваном Шуваловым и тайном браке с казаком Алексеем Разумовским, бывшим придворным певчим и управляющим имениями Елизаветы. Однако документально это никак не подтверждено. Тем не менее после смерти императрицы слухи о её браке с Разумовским привели к тому, что появилось множество лиц, объявивших себя её детьми.

Читайте также:  Ультразвук с гидрокортизон при бесплодии

Многое сделала Елизавета Петровна для развития Малороссии. По её приказу были заложены Мариинский дворец, в 2000-е годы ставший церемониальной резиденцией президентов Украины, Кловский дворец (сегодня в нём расположен Верховный суд Украины), Андреевская церковь, переданная Петром Порошенко под постоянное представительство Вселенскому патриархату. При ней же был построен город Елисаветград (современный Кропивницкий).

При Елизавете Петровне усиленно развивались южные границы империи. В 1749 году императрица основала таможню в устье реки Темерник, на основе которой возник город Ростов-на-Дону.

Яркая эпоха правления Елизаветы Петровны получила широкое отображение в живописи, литературе и кинематографе.

По словам доктора исторических наук, профессора СПбГУ Павла Кротова, в правлении Елизаветы Петровны угадывалась «женская рука».

«Строились прекрасные дворцы, украшение которых даже сегодня производит сильное впечатление, проводились пышные балы», — рассказывает он.

Как отмечает Павел Кротов, если рассматривать эпоху правления Елизаветы Петровны в целом, то она — «прямая продолжательница дела Петра Великого по укреплению российской государственности».

источник

Почему Елизавета Петровна болезненно реагировала на упоминание о своем малолетнем родственнике Иване и на некоторые слухи

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Путь Елизаветы к престолу – грациозно, но с упорством

Чтобы понять отношение Елизаветы к возможным угрозам своему самодержавию, стоит вспомнить, как она сама пришла к власти. После смерти ее венценосного отца в 1725 году некоторое время правила его вдова и мать Елизаветы, Екатерина I, урожденная Марта Скавронская. Умирая, она составила завещание, в котором подтверждала права наследования престола двух своих дочерей – Анны и Елизаветы.

Елизавета родилась в Коломенском дворце под Москвой 18 декабря 1709 года, еще до заключения ее родителями законного брака. Позже, через два года, она станет «привенчанной», но на всю жизнь сохранит неуверенность в своем статусе. Имя девочки было необычным для Романовых — и любимым для Петра. «Лизетт» — так звали его собаку, такое же имя носила царская лошадь персидской породы, купленная в 1705 году. Кроме того, название «Лизетт» получил один из первых кораблей, построенных на петербургской верфи.

Елизавета росла в любви и заботе, окруженная вниманием, комфортом, посвящая себя танцам, балам, тянулась ко всему французскому. Она считалась красавицей – лишь самые злые языки отмечали курносый нос царевны и ее рыжеватые волосы. Образованием Елизавета похвастаться не могла – до конца своей жизни она не любила ни чтения, ни какого-либо другого серьезного занятия, предпочитая верховую езду, катания на лодках, охоту и путешествия.

Выгодную партию ей присматривали еще родители, обсуждалась даже возможность заключения брака между ней и Людовиком XV, но молодой король на такой союз с Российской империей не решился. В 1727 году было достигнуто соглашение о свадьбе цесаревны с Карлом-Августом Гольштейн-Готторпским, молодым двадцатилетним юношей, но тот умер в Петербурге незадолго до свадебной церемонии. После этого Елизавета распрощалась с мыслями о замужней жизни – тем более, что двор предоставлял много других развлечений.

Вряд ли Елизавета предвкушала захват власти над Российской империей, но после смерти бездетного Петра II она была очень близка к престолу. Тем не менее, Верховным тайным советом было провозглашено, что корона переходит к дочери Иоанна V – Анне Иоанновне. От завещания Екатерины I, предписывающего передачу высочайшего титула ее дочерям, попросту отмахнулись. Старшей к тому времени уже не было в живых, младшая же цесаревна оказалась фактически в опале.

Елизавета была молода, ей было чем заняться – она помогала родственницам по материнской линии устроить свою судьбу, но вряд ли будет ошибкой утверждать, что стремление к престолу уже тогда владело ее мыслями. Но цесаревна не торопилась, просто давала обстановке измениться настолько, чтобы действовать в ней можно было решительно и безошибочно. Правление Анны Иоанновны и ее фаворита Бирона, а затем Анны Леопольдовны, матери-регентши при малолетнем Иоанне XVI, стало вызывать общее недовольство «немцами во власти», и тут-то пришло время дочери Петра.

«Незаконная» правительница?

Между брауншвейгским семейством, представлявшим собой родителей младенца-императора, и Елизаветой, были почти семейные, довольно доверительные отношения. Накануне переворота Анна Леопольдовна показала Елизавете письмо с донесением о планах относительно зреющего бунта, но цесаревне тогда удалось успокоить подозрения регентши. Еще с июня 1741 года вокруг Елизаветы сложился круг фаворитов и приближенных, готовых осуществить смену власти. Главным среди них был Иоганн Лесток, медик и доверенное лицо Елизаветы, в его руках сходились все нити плана по захвату власти. Кроме того, в число организаторов входили Александр Разумовский, братья Шуваловы, Михаил Воронцов. Финансы поступали от французов, недовольных чрезмерным усилением прусского влияния на политику России.

Читайте также:  Полынь для лечения бесплодия

Но главной опорой и движущей силой елизаветинского переворота стала гренадерская рота Преображенского полка. «Матушкой» называли офицеры и солдаты свою будущую государыню. Именно они осуществили захват в ночь на 25 ноября Зимнего дворца, арестовали и вывезли Анну Леопольдовну и ее мужа. По-видимому, непосредственно перед тем, как все свершилось, Елизавета дала обет, что в случае удачи смертная казнь во время ее правления будет отменена.

На следующий день было провозглашено, что новая императрица получает власть по законному праву близости крови к самодержавным родителям, и петровская ветвь, таким образом, одержала верх над наследниками Иоанна – тоже, без преувеличения, близкими по родству к правившим прежде монархам. Елизавета, конечно, чувствовала уязвимость своего положения, и свергнутый император, которому было суждено вырасти без родителей, в изоляции, дамокловым мечом висел над дочерью Петра, а потому любой намек на возможную смену власти она воспринимала очень болезненно.

Правление Елизаветы осуществлялось при тесном взаимодействии с ее влиятельными друзьями и фаворитами. Но среди приближенных к императрице мнения относительно будущего империи расходились. Канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин считал Пруссию «наиопаснейшим соседом», а потому выступал за взаимодействие с англичанами и Австрией. Лесток же, оставшийся при Елизавете формально в качестве лейб-медика, а фактически занимавшийся и государственным управлением, склонял ее к союзу с Пруссией и Францией. Это серьезное противостояние вместе с мнительностью и подозрительностью императрицы привело к «раскрытию» в 1743 году планов так называемого «бабьего бунта», в который оказались вовлечены высокопоставленные лица (прежде всего дамы).

Заговоры или мнительность?

Вероятно, источником всего стали довольно мелкие по масштабам государственной политики интересы отдельных участников – интересы, связанные с частными взаимоотношениями – взаимная неприязнь на почве службы, или любовные связи, или стремление выторговать себе более выгодное место. Но зная о страхе Елизаветы Петровны перед возможностью возвращения сосланной «брауншвейгской семьи», такое положение вещей использовали и главные политические фигуры государства, и случайные слова Ивана Лопухина, чья семья входила в близкий круг канцлера Бестужева, запустили целую цепь интерпретаций. Не требовалось особенного умения, чтобы представить это в глазах императрицы как попытку сместить ее в пользу законного наследника престола.

Это были настоящие репрессии, участников «заговора» приговорили к смертной казни, которая была затем заменена телесными наказаниями и ссылкой.
Это было уже не первое посягательство на покой императрицы – в 1742 году камер-лакей Александр Турчанинов вместе с прапорщиком Преображенского полка Петром Квашниным и сержантом Измайловского – Иваном Сновидовым – попытались осуществить переворот, убить императрицу и вернуть ИоаннаVI – но заговор был раскрыт, виновные наказаны.
А в 1749 году прапорщик Иосааф Батурин, по воспоминаниям Екатерины II – психически неуравновешенный фанатик, попытался провозгласить императором Петра Федоровича (будущего Петра III), Разумовского – убить, а Елизавету поместить под арест. Батурин был отправлен в заключение в Шлиссельбургскую крепость, а оттуда – на Камчатку.

Трудно сказать определенно, чего в этих «заговорах» было больше – реальных планов по смене власти или тревожности Елизаветы. Унаследовав от отца много полезных для правителя сторон натуры – выносливость, подвижность, легкость на подъем, она отличалась и странностями – вполне в духе Петра. Императрица, как утверждали, очень боялась призраков – возможно, это было одной из причин упразднения смертной казни, она была очень набожна и одновременно суеверна. Ее положение «петровской дочери», такое устойчивое и сильное на первый взгляд, одновременно было и довольно зыбким – и дочерью она была незаконнорожденной, и к власти пришла в обход существовавшего тогда порядка престолонаследия.

Последующие годы показали, что век Елизаветы оказался прогрессивным, она задала начало эпохе Просвещения в России, да и последующее блестящее правление Екатерины II сняло, пожалуй, вопросы о допустимости такого способа прихода к власти, какой применила Елизавета. К тому же, с бунтовщиками новая императрица расправлялась куда суровее – запрет на смертную казнь был уже отменен.

Еще о немецких принцессах-невестах: тут.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

источник

Лечение онлайн
Добавить комментарий

Adblock
detector