Меню Рубрики

Бесплодие жизнь без детей

«Ошибка природы»: как живут девушки с диагнозом «бесплодие»

Для девушек бесплодие — синоним большого несчастья. Их осуждает общество, бросают мужья, злорадствуют родственники. Жизнь с таким диагнозом кажется адом.

Наши врачи борются с бесплодием больше 25 лет — и они считают иначе. В статье расскажем, как преодолеть трудности бесплодия и начать жить счастливо.

Что такое бесплодие

Бесплодие — это когда пара в течение одного года активной сексуальной жизни без контрацепции не может завести ребенка. Женское бесплодие делят на первичное и вторичное. Первичное ставят, когда ни разу не удается зачать и доносить ребенка, а вторичное — когда у женщины есть хотя бы один ребенок, а завести ещё одного не получается. Диагноз ставит только врач после тщательного обследования.

По статистике, в России от бесплодия страдает от 17,1 до 24% браков. Это значит, что почти четверть российских пар не могут сами зачать ребёнка. Примерно в 25-70% случаев бесплодие связано с непроходимостью или отсутствием маточных труб.

Что делать, если поставили диагноз «бесплодие»

Вариантов не так уж много — спокойно жить бездетной жизнью, лечиться, делать ЭКО или усыновить ребенка.

Не рожать. В обществе принято считать женщину матерью. Мол, каждая девушка мечтает о большой и дружной семье. На самом девушки вольны не заводить детей вовсе. Кто-то хочет жить для себя и наслаждаться каждым моментом. Таких женщин не пугает одинокая старость, ведь она случается и с теми, у кого дети есть.

Лечиться. Сегодня бесплодие можно вылечить. Например, непроходимость спаек лечат хирургически, а синдром поликистозных яичников — с помощью таблеток . После лечения женщина может забеременеть и выносить здорового ребенка.

Делать ЭКО. Если у женщины проблемы с маточными трубами, то ЭКО делают с ее собственными яйцеклетками. Когда проблемы с яичниками, можно использовать яйцеклетку донора. Если выносить ребенка не дает патология матки или шейки матки, то можно обратиться к суррогатной маме.

Усыновлять. Брать ребенка из детдома страшно. Вдруг не полюбишь? Как отреагируют родственники? Но есть женщины, которые уверены, что полюбят усыновленного малыша как своего родного.

«‎У меня было огромное желание еще раз стать мамой. Оно захватило меня полностью, все остальное ушло на второй план. Ты работаешь на кого-то, зарабатываешь деньги и тратишь их, день за днем одно и то же. А для чего все это? Для кого ты живешь? Вот какие вопросы задавала я себе, — признается Олеся. — В какой-то момент пришло осознание, что есть дети, которые больше всего на свете нуждаются в родителях. Я безумно хочу стать мамой, а они с такой же силой хотят попасть в семью. Так что же мне мешает?»

Самая главная ошибка

Винить себя нельзя. Постоянно думая о бесплодии как о наказании, женщина способна довести себя до глубокой депрессии. Бесплодие — это не тяжелый крест и не карма. Это болезнь, которую не всегда можно вылечить. Справиться с чувством вины поможет психолог или врач-психотерапевт.

Не стоит идти на поводу у других людей. Об этом можно жалеть всю жизнь. Решение родить или усыновить ребенка должно быть осознанным и взвешенным. Нельзя рожать ребенка, чтобы избавиться от давления со стороны мужа или родственников.

«‎Я могу иметь детей только с ЭКО. Свекр и свекровь постоянно говорят мужу, чтобы он нашел себе здоровую жену, а со мной разводился. Я так устала от этого, — рассказывает Татьяна, — Думаем сделать ЭКО тайно, чтобы они отстали».

Принимать решение на эмоциях — худшее, что можно сделать в этой ситуации. Необходимо успокоиться и выговориться близкому человеку, который все поймет и даст совет. В спокойном состоянии легче правильно оценить ситуацию и найти выход.

Бесплодие — не приговор. Его можно вылечить, сделать ЭКО, усыновить ребенка или вовсе жить без детей. Главное — успокоиться и принять взвешенное решение.

Международный центр репродуктивной медицины специализируется на лечении бесплодия, работает с 1993 года. На нашем счету больше 15 000 рожденных детей, собственный банк доноров и современная лаборатория. Вы можете бесплатно задать вопрос врачу или подробнее узнать об МЦРМ.

источник

Брак, семья без детей

В статье использлваны материлы из журнала «Вода живая».

Современный стереотип «правильной семьи» — «мама+папа+дети». Остальное — отклонение от «нормы». Православные СМИ особенно далеко продвинулись в этом направлении: типичная христианская «ячейка общества» стремится к многочадию. Ну, а без детей семья — словно и не семья вовсе. Так ли все просто именно с христианской точки зрения? Ведь бездетность бывает разная: сознательная и нежелательная, физиологическая и психологическая, временная и та, что «навсегда».

Кроме того, в «Символе веры» ничего о детях не написано. Значит, в жизни христианина они — не главное. В общем, надо разобраться. Попробуем…

Что делать, если нет детей, а желание родить не оставляет женщину? Как быть, если невозможно найти причину бесплодия? Что чувствует женщина, потерявшая ребенка, которая слышит «еще родишь здорового»? Решить проблему помогает вера? Как близким вести себя, чтобы не ранить пару, у которой нет детей? Как поздравить с долгожданной беременностью?

«Мы пытаемся»

— От бестактных вопросов и советов родственников и друзей нам иной раз жить не хотелось, — рассказывает Виктория (32 года, в ожидании стать матерью 6 лет), — Если говорить о том, какой вопрос самый больной для бездетной пары, то это, безусловно, вопрос «Почему у вас нет детей?». Но ведь в том и состоит переживание бездетных супругов: они не могут понять, почему Господь послал им это испытание. Они годами обследуются, лечатся, а детей как не было, так и нет. Уже одно это способно свести с ума.

Читайте также:  Гормональные таблетки для лечения бесплодия

К сожалению, в обществе распространено мнение, что зачать ребенка — вопрос пяти минут. Поэтому я перестала отвечать на расспросы о детях в форме «мы думаем об этом» или «мы стараемся». Нередко можно получить в ответ искреннее недоумение и даже смех собеседника: «А чего тут думать? Раз-два и готово!», или совсем бестактное: «Что-то плохо стараетесь…» Со временем я поняла, что обижаться на таких людей нелепо. Просто собственный опыт убедил их, что дети появляются безо всякого труда и даже тогда, когда их совсем не ждешь.

— Бестактность окружающих — не самая трудная проблема, но одна из самых нерешаемых, — рассказывает Юлия (30 лет, три непростых года в ожидании ребенка, сейчас — мама маленькой дочки). — Все-таки это интимная жизнь человека, то, от чего дети получаются. А тут ты вынужден обсуждать ее с окружающими. Даже словосочетание «мы пытаемся» не всегда комфортно произносить. Мы испытывали особенное давление со стороны родителей мужа: мой муж — единственный и поздний ребенок, и им уже очень-очень хотелось продолжателя рода. Мы родственников успокаивали тем, что говорили про возможности нашей медицины, хотя на самом деле врачи у нас проблем не обнаружили.

«Главная иллюзия современных людей — это то, что вопрос рождения ребенка полностью в наших руках, — делится впечатлениями Юля. — В первую очередь, многие люди не понимают, что в принципе не у всех могут быть дети, и никто в этом не виноват! Как не все бывают богатыми и суперталантливыми, так и обыденный, казалось бы, процесс деторождения дается не всем». При этом в нашем обществе сциентизм и вера в прогресс причудливым образом сочетаются со всевозможными суевериями.

«Хочушки»

Женщины, столкнувшиеся с проблемой бесплодия, в сети образуют своеобразную «нацию» — «хочушки» (от «хочу ребенка»). Согласно учению этой группы, главная и безусловная цель жизни каждой «хочушки» — забеременеть.

Основное содержание «хочушечьих» форумов — обсуждение всевозможных технологий, позволяющих ускорить наступление беременности. Здесь и обмен телефонами клиник, и «бабушкины рецепты», и списки икон, перед которыми нужно поставить свечку, и даже тексты «секретных» заговоров. «Хочушки» оказывают друг другу эмоциональную поддержку: «Держу за тебя кулачки, в этом месяце все у тебя получится!»

Тема очень важная и очень трепетная — и для мужчин тоже. Наверное, есть не только «хочушки», но и «хотенчики»… Есть еще отдельный большой и правильный вопрос — отношение в обществе к тем, у кого сейчас нет детей. Не сейчас он появился. Наверное, все наши беды возникают потому, что в мире не хватает Любви. Семьи без детей (прежде всего те, где супруги хотят детей) — это особенные семьи, совсем не такие, как обычные. И общество, то есть мы с вами, должно учиться трепетно относиться к таким семьям, помогать им. А как помогать? Любить. И молиться за них. Только просить не о ребенке, а о том, чтобы сердце открылось воле Божией, какой бы эта воля ни была. Андрей

Взаимная поддержка в трудной ситуации — безусловно, лучшее, что дают «хочушки» друг другу. Однако интернет-общение содержит немало подводных камней. Один из самых коварных рифов — то, что освоением этой сферы активно занимается коммерческая медицина. Многие «хочушки» вынуждены регулярно страдать от откровенной лжи — сфабрикованных отзывов о «лучших» клиниках, специалистах и препаратах.

«По-особому помолиться»

В каком-то смысле «хочушки» — это «гетто». Внутри него свои традиции и правила, свой мэйнстрим и свои маргиналы. В число последних автоматически попадают православные семьи, коих в России объективно меньшинство. Топики для православных «хочушек» существуют практически на всех крупных ресурсах, посвященных родительству (www.littleone.ru, www.materinstvo.ru, www.eva.ru и др.)

Существуют и специализированные сайты для православных «хочушек» (например, www.chado-chudo.narod.ru — труд р. Б. Аполлинарии). Здесь обсуждаются особые темы: каким святым молиться о даровании ребенка, возможны ли супружеские отношения в пост, как не впасть в уныние от долгого ожидания и неопределенности, как Православная Церковь от-носится к ВРТ… Однако, пожалуй, одна из самых трудных тем для верующих женщин, мечтающих стать мамами, — вопрос о собственных грехах, ставших причиной бесплодия.

По словам нашей героини Виктории, погружение в мир сетевых «хочушек» только усугубило ее переживания. По-настоящему верующих христианок в сети она встретила мало, а провокативной информации — хоть отбавляй. Итогом стало утомительное «самокопательство».

— Сперва я думала, — рассказывает Виктория, — что в чем-то согрешила перед Богом, искала свою вину и мучила себя упреками в том, в чем давно раскаялась на исповеди. Этот путь доводил меня до отчаяния и лишал сил хоть сколько-нибудь двигаться вперед. Затем я вообразила, что могу как-то заслужить у Господа Его любовь, проявлением которой, как мне наивно думалось, будет исполнение моего желания. Я начала молиться и ездить в паломнические поездки, брать на себя послушания…

Читайте также:  Санаторий бесплодие лечение лучше кмв

Этот путь тоже вымотал меня: незаметно для себя, я начала с магизмом относиться к православным святыням и упорно не хотела дать Господу проявить Его собственную волю о нас с мужем… Когда это осознание пришло, у меня даже возникло отвращение к молитвам о чадородии и освященным у мощей «маслицам».

Точно так же, как Вика, и Юля пыталась понять, за что Господь ее наказал: «Мне казалось, что я все сделала правильно: обвенчалась в день регистрации, не блудила… и вскоре после свадьбы — замершая беременность, а потом три года томительного ожидания. Мне было обидно, было жаль неродившегося ребенка, и я не могла понять, в чем же провинилась».

Юлия тоже пыталась идти «проторенным путем»: ходила к святой Ксении Блаженной. Ее супруг ездил к мощам святого Александра Свирского. Мама Юли постоянно добывала информацию о том, какие святыни «точно помогают». «Мне кажется, у многих православных есть убеждение — нужно просто съездить в нужный монастырь, как-то по-особому помолиться, и проблема решится сама собой», — вспоминает Юля.

Верующему человеку еще труднее пережить бездетность, нежели неверующему. На фоне привычного предубеждения, что православный брак обязательного предполагает многодетность, бездетные супруги страдают, помимо всего прочего, и от повышенного внимания окружающих к своей проблеме, но особого, не физиологического (как в светском обществе), а «духовного» характера. Кроме того, им подчас сложнее выстроить отношения с духовником: далеко не каждый священник ориентируется в вопросах медицины и психологии, понимает различие между абортивными и неабортивными средствами контрацепции, имеет минимальные представления о причинах бесплодия.

Раньше я искренне считала, что забеременеть очень легко. Одна моя одногруппница забыла принять таблетку и забеременела. Другая, познакомившись на дискотеке с мальчиком, родила от него, а сейчас не помнит даже имени ухажера. Думала, и у нас все получится легко. Мы венчались, молились о ребенке, но… Однажды батюшка на исповеди привел мне себя в пример: у них с матушкой много лет не было детей, а вот сейчас дочь растет. Меня словно отшатнуло: «Вы хотите сказать, у нас несколько лет детей не будет?!»

Позже встретила в храме подругу, и в разговоре та решила меня успокоить: «Ничего, вымоленный ребенок будет!» Мне захотелось на нее закричать тогда: «Да ты что, дура? Не надо мне вымоленного! Пусть он просто родится, пусть будет счастливым!» Спустя время я перестала ходить в храм, потому что после каждой Литургии рыдала дома: ну почему у них есть дети, а у нас нет?

Еще через время перестала общаться с друзьями, потому что первым вопросом неизменно было: «Ну что, когда обзаведетесь потомством?»Тогда-то я и пошла обследоваться: всерьез задумалась об ЭКО. Но тут мне вдруг стало жалко денег. Я могу их отдать и узнать позже, что попытка неудачная, ведь там всегда 50 на 50…И мы задумались об усыновлении… Пусть лучше все эти деньги пойдут на живого, ждущего нас, любимого нашего ребенка! Мы уже собираем документы… Светлана

Исповедь для женщины, в анамнезе у которой есть замершая беременность или выкидыш, сама по себе — тяжелейшее испытание. «На первой исповеди после потери беременности меня спрашивали, обвенчана ли я, не жила ли в блуде до свадьбы, не желала ли кому смерти, — вспоминает Юля. — Все это очень тяжело и вгоняет женщину в состояние непонятной вины за случившееся».

В то же время, по словам Юли, очень хорошо, когда исповедующий священник, вникающий в детали произошедшего, действительно ориентируется в проблеме: «Я очень благодарна тому священнику, который предупредил меня, что назначенные мне врачами лекарства могут иметь абортивный эффект. Возможно, так мы избежали гибели еще одного ребенка».

Захария и Елисавета

Истории большинства бездетных семей показывают, что конкретные причины бесплодия, как правило, не выявляются ни врачами, ни священниками. Ряд специалистов признают наличие такого феномена, как психологическая неготовность к родительству, однако и его критерии неочевидные.

— Это явление можно рассматривать как неготовность жертвовать привычными атрибутами повседневной жизни, существующими до рождения ребенка — свободой передвижения, спокойным сном, привычками, даже деньгами, — говорит Анна Вахрушева. — Отсюда и появляются «рациональные» объяснения того, почему ребенка до сих пор нет — «я не смогу его содержать», «у нас нет собственного жилья», «боюсь быть плохой матерью/отцом» и так далее.

Эти установки действительно могут влиять на состояние репродуктивной сферы, деятельность которой как бы блокируется на физиологическом уровне. Ведь гормональная сфера напрямую связана с нашими эмоциями, она очень чутко реагирует на любые изменения настроения, а если тревога по поводу будущего родительства «сидит» внутри постоянно, то так называемое функциональное бесплодие не заставит себя долго ждать.

О «душевной» неготовности супругов к родительству говорит и старец Паисий Святогорец (IV том сочинений — «Семья»): «Есть и такие супружеские пары, которые хотят иметь ребенка сразу, как только поженятся. А если рождение ребенка задерживается, то они начинают тревожиться и беспокоиться. Как же они родят ребенка, если сами полны беспокойства и душевной тревоги? Они родят ребенка тогда, когда изгонят из себя беспокойство и душевную тревогу и направят свою жизнь по правильной духовной колее».

Читайте также:  Антиспермальные антитела лечение бесплодия

По мнению старца, «иногда Бог сознательно медлит и не дает какой-то супружеской паре детей. Ведь и святым Иоакиму и Анне, и святым пророку Захарии и его супруге Елисавете Бог дал ребенка в старости, дабы исполнить Свой предвечный план о спасении людей».

Доверие Господу

История Юли завершилась благополучно, теперь она — молодая мама, и занята совсем другими вопросами. «Именно выпрашивать у Бога ребенка не хотелось. Думаю, наверняка Бог внемлет молитве того, кто очень просит о ребенке. Но мне больше хотелось стяжать смирение в этом вопросе… В итоге я сосредоточила всю свою любовь и внимание на муже, завела двух котиков для компании. Перестала следить за месячным циклом. И вдруг все получилось».

Оглядываясь назад, Юля понимает, что все трудности, предшествовавшие появлению в их доме дочки, были не зря: «Мне кажется, я очень изменилась за эти три года. Раньше я считала, что основа семьи — дети, что семья без детей — не семья. Теперь поняла, что любовь мужа и жены — и есть основа семьи. А дети — следствие этой любви… Думаю, что период бездетности мне был дан не за что то, а для чего-то. Чтобы я научилась жить в браке, больше любила мужа».

История Виктории, очевидно, еще не закончена, но на данный момент она выработала четкую позицию: «Я решила, что доверие Господу — это когда не утомляешь Его бесконечными просьбами, но просто ждешь, что Он все сделает Сам и в свое время». После нескольких непростых лет у Виктории с мужем появился духовник: «Он посоветовал нам направить всю энергию на медицинские обследования, а молитвы к Господу не прекращать, но быть готовыми к тому, что у Него может быть Свой промысл о нас». Медицинские обследования не дали результата — врачи не смогли сказать, по какой причине у пары нет детей. И тогда супруги решили иначе взглянуть на ситуацию.

— Мы поняли, что нам нужно сосредоточиться не на том, чего у нас нет, а на том, что мы имеем, — рассказывает Вика, — По сравнению со всеми «детными» супругами у нас гораздо больше времени, возможностей для саморазвития и добрых дел, да и вообще — любых глобальных перемен в жизни. На этой стадии мы и пребываем сейчас, и смысл жизни вернулся. Вопрос «почему?» перестал быть интересен… Гораздо интереснее стало думать о том, как мы — такие молодые, свободные и открытые к развитию — можем послужить Господу и людям!

Не только в Социальной концепции Русской Православной Церкви, но и в святоотеческом учении говорится, что бесплодие не является показателем какой-либо «неполноценности» христианской семьи: «В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с плодом чрева на пользу супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, единомыслия душ и телес». Иными словами, для христиан цель брака — не дети, а любовь.

Примеров счастливого бездетного брака достаточно и в русской церковной истории: святые Петр и Феврония, княгиня Елизавета Федоровна (преподобномученица Елисавета) с великим князем Сергеем Александровичем. Однако этот факт проходит словно мимо нашего сознания. В погоне за беременностью многие, даже воцерковленные, супруги становятся заложниками языческого по сути представления о браке как о «многочадном» сообществе и о бесплодной жене как «наказанной Богом».

— Бездетным дано очень много, — считает Виктория. — И главное их преимущество — у них очень много избыточной любви. Пока нет своих детей и время позволяет, нужно активно делиться этой любовью со всеми окружающими. Можно делать что-то полезное для Церкви, служить Господу своими талантами. Можно взять под опеку семью с маленькими детьми и помогать им. Можно помогать друзьям, родителям и даже незнакомым людям морально, финансово, физически, молитвенно.

Можно готовить себя к будущему родительству и читать полезную для этого литературу, осваивать функции хозяйки и главы семьи, учиться строить в семье христианские отношения. Пройдя через собственную боль, переварив ее, учишься состраданию, закаляешься духовно. Вокруг нас так много людей, которым не хватает такой закалки, и они унывают при первых же трудностях. А мы можем поднять их дух, научить их доверять Богу!

Супруги уже решили, что примут любой исход событий и не будут добиваться «беременности любой ценой». Они знают, что станут родителями в любом случае, ведь за ними всегда остается возможность открыть свое сердце приемному ребенку. Поэтому расспросы близких теперь их совсем не смущают, они уверенно отвечают: «Детей пока нет, но они у нас обязательно будут!»

Иллюстрации: Юлия Нурмагамбетова/открытые источники

Читайте также:

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector