Меню

Бесплодие при преждевременной недостаточности яичников

Новое в лечении бесплодия при преждевременной недостаточности яичников

Позднякова А.А. 1 , Жахур Н.А. 2 , Ганичкина М.Б. 1 , Марченко Л.А. 1

НОВОЕ В ЛЕЧЕНИИ БЕСПЛОДИЯ ПРИ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ЯИЧНИКОВ

Акушерство и гинекология 2015 № 6 (принята в печать)

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии Минздрава России (г. Москва)

1 — ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова Минздрава России, отделение гинекологической эндокринологии (Россия, Москва)

2 — Клиника «Мать и дитя» (Россия, Москва)

У женщин с преждевременной недостаточностью яичников (ПНЯ) после манифестации заболевания ведущей жалобой является стойкое бесплодие. В данной статье представлен анализ 3 систематических обзоров, в которых обсуждаются различные лечебные подходы, применяемые у данной категории больных, а также представлен инновационный метод преодоления бесплодия у больных с ПНЯ. Современная концепция своевременного и преждевременного старения яичников дает новые возможности для разработки эффективных и безопасных методов лечения бесплодия у этой категории больных.

Ключевые слова: преждевременная недостаточность яичников, бесплодие, преждевременное старение яичников.

Изучение механизмов преждевременного старения яичников и сопряженного с ним почти абсолютного бесплодия является последним рубежом в невероятной истории успехов лечения различных вариантов эндокринного бесплодия у человека. За последние 30 лет с помощью программы ЭКО в мире родилось более 4 миллионов детей, при том что за этот же период времени успешно ее реализовать из 1160 больных с преждевременной недостаточностью яичников (ПНЯ) удалось только в 77 случаях (6%) [1]. Полученные столь неутешительные результаты в программах стимуляции суперовуляции являются основанием к тому, чтобы репродуктологи сместили акцент внимания с гонадотропинчувствительной стадии созревания фолликулов, охватывающей последние 2 недели менструального цикла, на более ранние стадии фолликулогенеза, активно вмешиваясь не только в механизмы роста и созревания яйцеклеток, но и в регуляцию процессов рекрутинга примордиальных фолликулов [2]. По мнению ведущих мировых экспертов, изучающих различные этапы фолликулогенеза и механизмы его стимуляции, проблема преждевременного и своевременного старения яичников относится к разряду наиболее приоритетных научно-практических направлений, стоящих перед современной репродуктологией.

Пациентки с ПНЯ составляют гетерогенную группу, как по этиологической причине заболевания, так и по их репродуктивному анамнезу. После манифестации клинической картины заболевания для этих больных характерно стойкое бесплодие, однако, до развития вторичной аменореи в 51,4% случаев они рожали здоровое потомство [3]. Несмотря на то, что при физиологическом и преждевременном выключении функции яичников развивается равнонаправленное гипергонадотропное состояние в сочетании с выраженным дефицитом половых стероидов, морфо-функциональные характеристики яичников при ПНЯ не аналогичны таковым при своевременной менопаузе. На основе ультразвукового исследования (УЗИ) у 41-60% больных в яичниках определяются фолликулы, наличие которых гистологически подтверждается лишь в 40% случаев [4, 5, 6, 7]. Таким образом, высокие уровни гонадотропинов не всегда свидетельствуют о полном истощении овариального резерва [8]. В литературе описаны случаи возобновления спонтанных овуляций и наступления беременностей на фоне длительного периода вторичной аменореи, однако предугадать вероятность перманентного или стойкого восстановления функции яичников крайне сложно, так как до настоящего времени не разработаны предикторы активации фолликулогенеза у этой категории больных.

Оценивать в клинической практике овариальный резерв на основе биопсии яичников, как это делалось ранее, в настоящее время не целесообразно, так как частота наступления беременности статистически не различается у пациенток с фолликулярным и афолликулярным типом гонад [9, 10]. Более значимо выявление отрицательной корреляционной зависимости между концентрацией эстрадиола (Е2) в сыворотке крови и диаметром растущих фолликулов на основе УЗИ. Nelson L.M. с соавт. (1994) предположили, что в этих случаях нарушен механизм нормального стероидогенеза в фолликулах [7], способствующий их атрезии, либо формированию синдрома «пустого фолликула». Известно, что при ПНЯ одним из ведущих патофизиологических механизмов ускоренной атрезии фолликулов является их преждевременная лютеинизация, обусловленная ослаблением отрицательной обратной связи как за счет снижения числа примордиальных фолликулов, так и вследствие ухудшения их качества.

Гипотеза Nelson L.M. с соавт. подтверждается молекулярно-генетическими исследованиями, указывающими на ведущую роль в процессе лютеинизации фолликулов гена BMP15 (Bone Morphogenetic Protein-15). Одной из многочисленных функций которого является ингибирование мРНК, способствующее полимеризации рецепторов ФСГ на гранулезных клетках, вследствие чего подавляется поздняя ФСГ-зависимая стадия развития фолликулов и ФСГ-зависимая продукция прогестерона. В результате этих молекулярных событий в норме предотвращается преждевременная лютеинизация фолликула. Мутации в гене BMP15, выявляемые у 4,2-10% больных с ПНЯ [11, 12, 13], могут приводить к повышению чувствительности гранулезных клеток к ФСГ и вторичной наработке прогестерона, что способствует развитию ЛЮФ-синдрома [14]. У больных с ПНЯ доказана повышенная активность гена андрогенного рецептора (AR) в ткани яичников и опосредованное участие его в процессе лютеинизации, выявленное Horie с соавт. [15]. Табеева Г.И. доказала положительную экспрессию AR у каждой четвертой больной с ПНЯ [16].

Читайте также:  Миома была причиной моего бесплодия

Из всего выше представленного становится очевидным, что у больных с ПНЯ даже при относительно сохраненном фолликулярном аппарате нарушены механизмы роста и созревания фолликулов, в связи с чем использование современных схем стимуляции суперовуляции, разработанных для пациенток с нормальным фолликулогенезом, абсолютно не приемлемо при данной патологии. Несмотря на оптимистические прогнозы, полученные на основе инновационных методов достижения беременности при ПНЯ, для практического здравоохранения донация яйцеклеток (по возможности родственных) является наиболее эффективной технологией реализации репродуктивной функции у этой категории больных. Применяемые с 1987 года донорские программы [17, 18, 19] с эффективностью 57,1% на цикл экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) при подсадке нативных яйцеклеток и 30% при использовании криоконсервированных эмбрионов практически не отличается от частоты положительных результатов при подсадках собственных яйцеклеток у женщин в репродуктивном возрасте [20, 21]. Однако большинство женщин по этическим и религиозным мотивам настаивает на использовании собственных гамет.

В литературе в основном представлены разрозненные неконтролируемые исследования, в которых обсуждаются результаты стимуляции овуляции у больных с ПНЯ с использованием гонадотропинов, эстрогенов, оральных контрацептивов, глюкокортикоидов, кломифенцитрата и других медикаментозных средств.

Нами проанализированы 3 систематических обзора, в которых представлены различные варианты лечебных подходов, направленных на восстановление функциональной активности яичников и достижение беременности у этой сложной категории больных. Van Kasteren Y.M. и Shoemaker J., используя систему поиска Medline с 1966 по 1999 гг., представили 52 сообщения, анализирующих восстановление овуляции и наступление беременности на фоне различных схем стимуляции. В 8 наблюдательных исследованиях монотерапия эстрогенами способствовала наступлению беременности в 4,8% случаев (частота на 760 пациенток), в 9 неконтролируемых исследованиях прямые стимуляторы овуляции индуцировали беременность в 18% случаев, в 7 плацебо-контролируемых исследованиях статистически достоверно беременность доказана только в 1,5% случаев. [22]. Из-за значительных различий в дизайнах исследований, отборе пациенток и используемых схем стимуляции авторам не удалось провести мета-анализ даже в плацебо-контролируемых группах.

Жахур Н.А., используя систему поиска Pubmed с февраля 1999 по октябрь 2009 гг. отобрала 19 публикаций, описывающих случаи наступления беременности, из них только 6 отвечали современным требованиям. К 2010 году в мире опубликовано 10 контролируемых, 10 неконтролируемых, 11 наблюдательных исследований и доложено о 71 случае наступления беременности. Частота наступления беременности в контролируемых исследованиях колебалась от 2,9 до 6,9%, в одном исследовании достигала 16,0% [23].

В 2013 г. N. Panay c соавт. провели поиск в системах PubMed и OvidMedline за 1946-2012 гг, с целью выбора современных медицинских технологий, позволяющих повысить репродуктивный потенциал у больных с ПНЯ. В результате данного исследования сделан вывод о том, что не существует плацебо-контролируемых исследований, которые позволили бы стандартизировать тактику ведения женщин с ПНЯ, желающих иметь беременность за счет собственных гамет [24].

Несмотря на неутешительные результаты представленных системных анализов в большинстве клиник мира продолжают проводить стимулирующую терапию в основном по настоятельным требованиям пациенток, так как невозможно научно аргументировать неэффективность подобных подходов. Мнение отечественных и зарубежных исследований свидетельствует о том, что восстановление фертильности во многом зависит не только от лечебного подхода, но и от того, страдала ли больная первичной или вторичной яичниковой недостаточностью. В 2008 году эта точка зрения была подтверждена Bidet M. с соавт. в результате наблюдения за 302 пациентками с ПНЯ, среди которых беременности наступили у 5 женщин (1,65%) лишь в группе больных с вторичной аменореей [25].

Приступая к программе реализации репродуктивной функции с использованием собственных гамет у больных с ПНЯ, необходимо понимать, что до начала применения какого-либо метода стимулирующей терапии на первом этапе необходимо снизить уровни гонадотропинов до физиологических. Scott и Hoffman предположили, что у женщин с повышенными уровнями ФСГ в гранулезных клетках снижен митотический индекс, что способствует низкой продукции стероидов и инсулиноподобных факторов роста 1 и 2, в результате чего снижается их жизнеспособность in vitro [26]. Согласно гипотезе Tartagni M. с соавт., терапия эстрогенами подавляет уровень сывороточного ФСГ, приводя к восстановлению нормального числа рецепторов к ФСГ в оставшихся фолликулах, что в свою очередь может улучшить ответ яичников на действие экзогенных гонадотропинов [1].

Существует множество гипотез, на основе которых пытаются объяснить эффекты гормональной, кортикостероидной и иммуносупрессивной терапии при ПНЯ в случае спонтанного наступления беременности или на фоне проводимой терапии. Эстрогены, самостоятельно или в составе ЗГТ, оказывают положительный эффект на фолликулогенез и последующее зачатие. Считается, что экзогенно вводимые эстрогены могут повышать чувствительность гранулезных клеток в оставшихся фолликулах к действию ФСГ, способствуя таким образом синхронизированному их росту с последующей овуляцией [7]. Более того, некоторые экспериментальные данные подтверждают, что эстрогены могут улучшить и связывание рецепторов ФСГ с гормонами, что в дальнейшем способствует улучшению качества фолликулов, яйцеклеток и эмбрионов. Комбинированные оральные контрацептивы (КОК), видимо, помимо возможного ребаунд-эффекта, могут играть подобную роль вследствие влияния на рецепторы гонадотропинов.

Читайте также:  Когда узнал что у нее бесплодие

По данным отечественных авторов, Тагиевой Г.В. (2005) и Табеевой Г.И. (2009) на фоне ЗГТ беременность наступила в 3,7% и 5,1% случаев, соответственно [16, 27]. Авторы высказывают предположение, что повышенный уровень тестостерона, который встречается лишь у 4,2% больных с ПНЯ [4], может свидетельствовать об относительной сохранности овариального резерва и является залогом успешной стимуляции овуляции, в то время как проведение биопсии яичников не является абсолютным критерием, подтверждающим наличие примордиального пула [4, 8].

Десенситизация гипофиза перед стимуляцией овуляции у больных с ПНЯ или возможность спонтанного восстановления функции яичников, как ребаунд-эффект после отмены супрессирующей терапии с помощью КОК, некоторое время оставался методом, привлекающим особое внимание ученых. В большинстве исследований для этих целей использовались препараты различных агонистов гонадотропин-релизинг гормона (аГнРг). Однако в плацебо-контролируемых рандомизированных двойных слепых исследованиях, проведенных Rosen G.F. с соавт. [28] и van KasterenY.M. с соавт. [29], было общепризнанно, что гипофизарная супрессия аГнРГ не улучшает результаты у пациенток с ПНЯ в плане наступления беременности и овуляции. Максимальная доза гонадотропинов для больных с ПНЯ составляет 450 МЕ/сут, так как высокие дозы экзогенных гонадотропинов могут приводить к повышению экспрессии аутоантигенов на гранулезных клетках яичников [30], что крайне нежелательно для пациенток с уже отягощенным аутоиммунным статусом или предрасположенностью к таковому. У больных с ПНЯ исходно яичниковые антитела встречаются примерно в 20% случаев, антитела к щитовидной железе – в 27%, неэндокринные аутоиммунные заболевания – в 18% [31].

В 2007 году в литературе появились 2 обнадеживающих плацебо-контролируемых исследования, в одном из которых Badawy A. с соавторами провели десенсибилизацию гипофиза а-ГнРГ в сочетании с иммунной супрессией дексаметазоном в дозе 6 мг в сутки на протяжении 38 дней с последующей стимуляцией овуляции ЧМГ по 300 МЕ/сутки. Частота наступления овуляции и беременности в основной группе составила 20,7% и 7% по сравнению с 10,3% и 0% в группе плацебо (р β -ФСГ. Овуляция была зафиксирована в 32% и наступление беременности в 16% случаев в основной группе в сравнении с отсутствием таковых в группе плацебо. Автор подчеркнул, что условием наступления беременности было снижение уровня ФСГ до 15 и менее мМЕ/мл после предварительной двухнедельной терапии эстрогенами. Проведенное подобное исследование Жахур Н.А. в 2010 году не позволило добиться столь оптимистичных результатов в плане наступления беременности. Овуляция была достигнута в 23,5% случаев в основной группе, беременности достичь не удалось (р>0,05) [36].

Несмотря на то, что Davis O. [37] сообщил об успешных результатах индукции овуляции на фоне применения высоких доз кломифен-цитрата в сочетании с кортикостероидными препаратами и 17-β-эстрадиолом у больных с ПНЯ, в литературе дискутируется вопрос о целесообразности использования антиэстрогенов у больных с крайне ограниченным овариальным резервом. Известно, что для получения положительных результатов на этом виде терапии необходим исходный базальный уровень эстрогенов по крайней мере соответствующий показателям ранней пролиферативной фазы менструального цикла, в то время как у пациенток с ПНЯ отмечается выраженное гипоэстрогенное состояние.

В последние годы разрабатываются новые подходы к лечению бесплодия при ПНЯ.

Рекрут фолликулов – непрерывно происходящий процесс выхода примордиальных фолликулов из овариального пула, подразумевающий сложный двунаправленный диалог между ооцитами и соматическими клетками яичника, регулируемый многочисленными представителями суперсемейства TGF- β . В течение 4 месяцев беспорядочно рекрутируемые фолликулы выстраиваются в ранжированную по степени зрелости когорту (процесс их конверсии), в результате чего единственный фолликул достигает доминантной зрелости. В яичниках молодых фертильных женщин процесс конверсии хорошо регулируемый механизм, приводящий к эпизодическому циклическому созреванию группы фолликулов, что, в конечном счете, определяет ритм менструального цикла, в то время как у женщин с физиологическим и преждевременным старением яичников подобной закономерности не наблюдается.

В процессе эволюции от доминирования над гонадотропинами андрогены перешли к тесному с ними сотрудничеству. Контроль созревания фолликулов, безусловно, осуществляется под влиянием гонадотропинов, в то время как андрогены отвечают за процесс их рекрутинга, так как из примордиального пула отбираются фолликулы с максимальным числом андрогенных рецепторов. Таким образом, положительное воздействие андрогенов на фолликулогенез проявляется на относительно ранней стадии созревания фолликула. Признание этого факта является основанием для внедрения новых лекарственных средств для стимуляции овуляции, а также пересмотра временных параметров начала терапии и ее продолжительности. Цикл лечения должен быть направлен на период от рекрутинга до овуляции, и составлять около 4-6 месяцев. Переориентация индукции овуляции с последних 2 недель гонадотропинчувствительной стадии на более ранние этапы созревания фолликула позволит значительно улучшить эффективность стимуляции суперовуляции у женщин с ПНЯ [38].

Читайте также:  Черная редька при бесплодии

До настоящего времени FDA не разрешает использовать тестостерон у женщин, чем объясняется интенсивный поиск гормональных средств, обладающих андрогеноподобным действием. В 2009 году греческие ученые Mamas L. и Mamas E. представили обнадеживающие результаты лечения бесплодия у женщин с ПНЯ дегидроэпиандростероном (ДГЭА) по 75 мг/сутки на протяжении 6 месяцев [36]. ДГЭА – эндогенный стероидный гормон, вырабатываемый сетчатой зоной коры надпочечников и тека-клетками яичников. Его уровень в организме женщин стремительно снижается с возрастом и при эстрогендефицитных состояниях. Он является важным звеном в продукции тестостерона, Е2 и андростендиона. [40]. После первоначального, почти случайного, подтверждения факта стимуляции функции яичников на фоне приема ДГЭА в фазе менопаузального перехода также была доказано его эффективность при «бедном» овариальном резерве, а также в программах ЭКО, что объясняется повышением числа и качества получаемых ооцитов и эмбрионов. Наряду с этим использование ДГЭА снижает эмбриональную анеуплоидию и, следовательно, частоту выкидышей [41].

источник

Преждевременная недостаточность яичников (ПНЯ)

Преждевременная недостаточность яичников (ПНЯ)

В последние годы особую значимость приобретает феномен преждевременного старения яичников у женщин до 40 лет, достигая 10% в популяции. У 1% из них развивается преждевременная недостаточность яичников (ПНЯ), проявляющаяся развитием аменореи (отсутствием менструаций 3 и более месяцев) и стойким бесплодием. По современным представлениям ПНЯ развивается вследствие резкого снижения числа фолликулов за счет их ускоренной гибели, недостаточной их закладки во время внутриутробного развития или при нарушениях созревания.

ПНЯ могут способствовать молекулярно-генетические и эпигенетические, инфекционно-токсические, аутоиммунные и ятрогенные причины. Определенная роль в формировании ПНЯ принадлежит дисбалансу защитных антиоксидантных систем. Однако, несмотря на современные диагностические возможности, в большинстве случаев точно выявить этиологию данного заболевания крайне сложно.

Для больных с ПНЯ характерно развитие вторичной аменореи в сочетании с клиническими проявлениями дефицита половых гормонов в виде легких приливов, повышенной утомляемости, раздражительности, снижения работоспособности, сухости во влагалище, снижения либидо, бесплодия. Большинство женщин зачастую даже не обращают внимания на первичные симптомы ПНЯ: периодические задержки менструаций, функциональные кисты яичников. И лишь проблемы невозможности наступления беременности приводят их в кабинет гинеколога-эндокринолога.

Следует особо подчеркнуть, что у матерей каждой четвертой пациентки с ПНЯ отмечается несвоевременное выключение функции яичников в возрасте до 40 или 45 лет. Кроме того, у представительниц славянской популяции истощение фолликулярного аппарата у дочерей наступает в среднем на 9 лет раньше, чем у их матерей. В связи с этим изучение семейного анамнеза является значимым клиническим прогностическим критерием возможного формирования этого патологического состояния.

Диагностика преждевременной недостаточности яичников

Наряду с определением гормональных и УЗИ-маркеров ПНЯ сотрудниками отделения внедрены новые молекулярно-генетические методы прогнозирования развития данного патологического состояния, что позволит женщине своевременно реализовать свою репродуктивную функцию.

В настоящее время только в нашем Центре возможно определение биологического возраста яичников с помощью инновационных методов диагностки – УЗИ в режиме 3D и доплерографии с определением яичникового кровотока.

Необходимо проведение биохимических и иммунологических методов обследования.

Дефицит половых гормонов в возрасте до 40 лет является фактором риска снижения качества костной ткани и увеличения риска развития остеопороза. Для оценки состояния МПК больным необходимо регулярно (1 раз в год) проводить двухэнергетическую рентгеновскую абсорбциометрию (ДРЭА).

Периодическая оценка липидограммы у больных с нарушенным ритмом менструации позволит назначить не только специфическую терапию, но и нацелит пациенток на изменение образа жизни с обязательным отказом от вредных привычек (курение, переедание, малоподвижный образ жизни).

Методы лечения преждевременной недостаточности яичников

Для восполнения дефицита половых гормонов при ПНЯ наиболее рационально применение гормональной терапии. Индивидуальный подбор препаратов может осуществляться только лечащим врачом после полного клинико-лабораторного обследования. Несмотря на то, что гормонотерапия проводится молодым женщинам, у которых риск развития рака эндометрия и молочной железы минимизирован, следует строго соблюдать принципы ежегодного скрининга – УЗИ гениталий и молочной железы, ПАП-тест. Заместительную гормонотерапию целесообразно проводить до возраста наступления своевременного выключения функции яичников (т.е. в среднем до 50 лет).

Сотрудниками отделения гинекологической эндокринологии внедрен новый метод негормонального лечения, который во многом способствует активизации фолликулярного резерва в результате чего, больные находящиеся на доклинической стадии преждевременного старения яичника смогут реализовать репродуктивную функцию за счет собственного генетического материала.

источник