Меню

Бесплодие крыс от гмо

О генетически модифицированных организмах (ГМО) — 2

Ведущий: О потомстве. Вы рассказали что у крыс потомство начинает вымирать, если они ели ГМО. А вот сами ГМО-растения — они сколько поколений могут дать?

Ермакова: Считается тоже, что большинство трансгенных организмов бесплодны, они дают одно-два поколения, растения. Это как раз была история в Индии, потому что они получали семена, где были обычные и трансгенные. Они сажали их, видимо рассчитывали что будут нормальные семена. Но получилось. возможно пыльца трансгенных растений более устойчива к внешним воздействиям. И первый урожай они получили, а второго не было. А они же брали кредиты. То есть представляете, они посадили, всё сделали, кредит под посадки они взяли, а урожая нет. И там более 200 тысяч самоубийств фермеров, это вообще страшная картина, я туда тоже ездила, меня приглашали. Иногда целыми семьями кончали жизнь самоубийством, для них это потеря всего, в Индии выжить сложно, и когда всё теряешь, у тебя огромный долг и неизвестно чем расплачиваться. Трансгенные растения бесплодные, они дают одно-два поколения, и животные которые их едят, тоже становятся бесплодными, вот на это мы тоже обратили внимание. Получается организм-химера, который в природе не должен размножаться. Ведь на планете у нас видоспецифичность, у нас кошки не скрещиваются с собаками, а люди с обезьянами, и к счастью не дают потомства. А здесь получается некая химера, мутант. Хотя бывают исключения из правил, когда межвидовое скрещивание происходит. Мул например. Тигр и лев тоже дают потомство, но оно же абсолютно бесплодно.

Ведущий: То есть природа сама выработала механизм по отбраковке непригодного материала. А тут получается, что с одной стороны произошло генетическое загрязнение в течение одного поколения, а с другой стороны отбраковка ещё не успела произойти. Я видел размещенный в сети хороший фильм «World according Monsanto», к сожалению его не показывали ни на одном телеканале, где кстати и показан случай с индийскими фермерами, которые выращивали хлопок, где показан случай загрязнения кукурузы в Мексике, именно опыление пыльцой.

Ермакова: Да, это как раз описывал Квист.

Ведущий: Если я правильно понимаю, если ГМО-кукуруза выбрасывает пыльцу и эта пыльца опыляет обычную кукурузу, то получается также генномодифицированная кукуруза, но отличная от первой, то есть получается новая химера, химера от химеры.

Ермакова: Да. Я могу сказать, что такое вольное использование генома это катастрофа. Потому что я когда подключилась к этому, то первый вопрос который меня интересовал: а как внедряют ген? И когда я прочитала как они это делают, я просто в ужасе была.

Ведущий: Но вы рассказали именно про внедрение с помощью бактерий.

Ермакова: Нет, не только. Когда пушку используют, на эти частицы вольфрама наносятся те же самые плазмиды. Ген сам не может внедриться в ядерную ДНК, для этого нужен вектор, подвижный генетический элемент.

Ведущий: То есть там не точечное внедрение, вместо снайперского выстрела идёт «работа по площадям». Глядишь, осколок кого-то зацепит.

Ермакова: Да. Один наш биотехнолог на съезде биотехнологов сказал такую фразу: мы из 260 растений выбираем одно, а 259 мы забраковываем. Это что же за метод такой? Это говорит о том, что метод неправильный. И то растение которое они отобрали, ещё не известно как оно влияет на животных. Я была у «Монсанто» на этой конференции и спрашиваю: кто у вас проверяет? Они говорят: у нас не проверяют, это не наша задача. Я говорю: «Где у вас лаборатория? Что там у вас с животными происходит?» Я-то физиолог. На этой конференции не было ни одной работы, как их продукты влияют на животных. Как это вообще? Это не укладывается в голове. Они говорят «мы связываемся с институтами, университетами, они проверяют». Я говорю «А где работы-то? Где протоколы исследований?» Вот сейчас вышла работа французских учёных, Сералини, которые обнаружили что ГМО приводит к онкологии. Опять-таки, я думаю, за счёт этих плазмид, потому что плазмиды вызывают эти огромные опухоли на деревьях, галлы. Такие же опухоли огромные есть и у людей, и у животных. Почему например «Монсанто» связывалась с одним институтом, и он ничего не обнаружил? Потому что проверяют в течение одного-двух месяцев, а Сералини обнаружил опухоль на 4-м на 5-м месяце, возникают эти огромные опухоли. Такие же опухоли я обнаружила у потомства тех животных, которых я кормила, они тоже были просто огромные, вот видите, четверть тела.

Ведущий: Ирина Владимировна показывает свою книгу. Я рекомендую всем слушателям — книга Ирины Владимировны Ермаковой «Что мы едим».

Ермакова: Эти опухоли я обнаружила, и вот даже картинку поместила, она у меня была опубликована в 2010-м году, и раньше я об этом писала и говорила. И никакой реакции, вообще никакой. Ну слава богу, что вот Сералини в течение двух лет в строжайшей секретности они проводили эти исследования. У нас была с ним разная точка зрения, он считал, что это вызвано химическими веществами, «Раундапом», а я считала, что это вызвано вот этими плазмидами, которые использовали для получения ГМО. И он как раз в своей работе, у него там было несколько групп, у него была группа крыс, которых он кормил кукурузой, устойчивой к «Раундапу», другая группа — с трансгенной кукурузой, ещё и обработанной этим «Рундапом», и третья группа, где просто добавлялся «Раундап». И сам по себе «Раундап» вызывает опухоли, но кукуруза без «Раундапа» тоже вызывает опухоли, это два независимых процесса. Почему я это говорю, потому что первые работы о том, что ГМО приводит к онкологии, они были ещё в конце прошлого 20-го века, это были работы немецких учёных, Дорфлера, где он так и написал «ГМО и онкогенез», что да ГМО приводит к образованию злокачественных опухолей. И потом опухоли были обнаружены у животных, которых кормили генномодифицированным картофелем, там никакого «Раундапа» не было. Я обнаружила у потомства, то есть кормила матерей, а у потомства опухоли возникли. То есть это связано с самим трансгенным растением, несомненно. Ко мне например попал трансгенный картофель, мы его посадили и получили урожай — картофель был весь в таких нарывах, наростах, фигурный весь. Я просто хочу сказать, что это же элементарно всё проверялось. Я не понимаю, каким образом компания, которая начала всё это делать. Просто была задача получить нужный результат, а всё остальное серьёзно не проверялось. Я говорю, там работают химики, у них совсем другое понимание.

Читайте также:  Можно ли получить бесплодие от противозачаточных таблеток

Ведущий: Помнится, когда только открылся «железный занавес», мои знакомые ездили в Италию. По их приезду они рассказывали, была масса впечатлений, и что их больше всего удивило: когда они зашли в итальянский магазин и увидели два стенда, на одном стояли большие красивые яблоки, а рядом был стенд, где яблоки были поменьше размером и с червоточинами, их прогрызли червяки. Но самое интересное было то, что червивые стоили в четыре раза дороже красивых. Они спросили своих знакомых итальянцев «это случайно не ошибка?» Те рассмеялись и ответили: «Нет, это так и есть, если черви едят их, это самый лучший признак качества, значит эти яблоки не поливались химикатами». Аналогично с ГМО-продуктами. Вот хотят сделать картошку, которую бы не ел колорадский жук. Но для борьбы с колорадским жуком достаточно простых традиционных средств. Ещё говорят, что ГМО-продукты должны решить проблему голода. Это совсем странно.

Ермакова: Да, если они бесплодные, как они могут решить проблему голода?

Ведущий: Даже не то что бесплодные. В том же фильме брали интервью у американского фермера, он сказал: «Вы знаете, мощность сельскохозяйственной индустрии США вполне достаточна, чтобы без всяких ГМО прокормить весь мир». Если вспомнить что было сразу после второй мировой войны, когда Европа фактически была разрушена, не работало никакое производство, и сельскохозяйственное в том числе, — США кормили и себя и всю Западную Европу, да и Советский Союз отчасти. При этом не было никакого ГМО. Нам часто говорят, что голодает Африка. Но голод Африки, на мой взгляд, это проблема не столько сельскохозяйственная, сколько культурная и цивилизационная. Яркий пример: бывшая Южная Родезия, нынешнее Зимбабве. Ещё 40 лет назад голода в Родезии не было. После того как произошла революция, пришёл к власти нынешний диктатор, вооружённый идеями коммунизма, разруха в головах привела к разрухе сельского хозяйства. Сейчас мы имеем голод не только в нынешнем Зимбабве, не только в Ботсване, но и в других странах, которые пошли по этому пути. С другой стороны, к примеру Кения, в которой наблюдался одно время массовый голод, пошла по пути рыночной экономики, свободы предпринимательства, и сельское хозяйство Кении полностью обеспечивает потребности своей страны, там голода нет. Получается, что зачастую с помощью ГМО хотят решить те проблемы, которые решать-то надо даже не в биологической плоскости, а в плоскости социальной.

Ермакова: Вы знаете, вышла книга Уильяма Энгдаля, она была переведена на русский, называется так: «Семена разрушения. Тайная подоплёка генетических манипуляций». И там он как раз объясняет, откуда появились ГМО, кто финансировал, зачем финансировал, что происходит в мире. Очень интересная книга. Сам Энгдаль американец, но последние 15 лет живёт в Германии. И было какое-то задание дано, найти материалы откуда ноги растут, что такое ГМО. Там у него очень много интересной информации, если есть возможность достать эту книгу, прочтите обязательно. Основная идея такая, что ГМО создавали не для того, чтобы накормить население, а для того, чтобы сократить население. Это как бы тоже проблему голода решает, то есть часть населения перестанет давать потомство, оставшуюся часть худо-бедно накормим. Такая мысль идёт в этой книге красной нитью, и он даёт подтверждения, приводит все документы. И это очень похоже на правду. Потому что когда мы стали говорить, что ГМО приводит к бесплодию, и не только человека, а вообще всех живых организмов, а поскольку многие живые организмы живут меньше чем человек, они первыми будут просто исчезать, у нас резко будет сокращение био-разнообразия, что вообще может привести к разрушению биосферы планеты. И мы стали говорить и предупреждать, что это очень опасный эксперимент, который сейчас затеяли, и что срочно надо это прекращать, потому что чревато тяжёлыми последствиями. И вполне возможно, ведь создавала ГМО компания «Монсанто», а это бывшая военная компания.

Ведущий: Как я понимаю, в прошлом эта компания, до того как она приступила к производству удобрений, она занималась разработками химического оружия.

Ермакова: Да, на самом деле растения они же аккумулируют химические вещества, и к нам на стол попадает не просто трансгенное растение, а ещё и с химикатами вредными. Такой двойной удар по человеку, если не тройной. Вообще на самом деле, когда я стала смотреть, кто и как всё проверяет. Ну понимаете, когда вы понимаете, что это вредно и опасно. Когда начинают кричать, очень похоже на то что было в фашистской Германии — «Хайль Гитлер!» Здесь то же самое: «ГМО безопасно!» Это у них как лозунг идёт, без рассуждений, бездумно. Я говорю: ну как же безопасно? давайте исследования проведём, давайте вместе это сделаем, давайте то-то. Я кстати когда поехала в Америку в этом году, я им предложила: у нас есть некая разработка, попробовать немножко изменить саму трансформацию генов, и возможно растения будут безопасны, мы готовы вам всё это отдать. Только нужно проверить как и что работает, при каких условиях. Они, мне кажется, испугались просто. Я приехала с этой идеей, я готова была им эту идею рассказать, и проверить её. Всё сделать и пускай они её забирают. Интерес был, но продолжения не было. Это говорит о чём? Если бы люди действительно были заинтересованы, они бы проверили, а тут получается, что это им и не нужно. Может быть изначально и хотели создать нечто, что убивало бы или приводило к бесплодию. О чём кстати пишет Энгдаль в своей книге.

Читайте также:  Свойства камней при бесплодии

Ведущий: На мой взгляд сейчас ситуация такая, что джинн вырвался из бутылки. Какие бы цели не ставились. Ну можно предположить, что таким образом решили сократить страны третьего мира. Но теперь возникает ситуация, что будет сокращаться население и их стран тоже.

Ермакова: Дело даже сейчас не в населении, население от ГМО не погибнет. Но население погибнет оттого что биосфера рухнет. ГМО приводят к глобальному бесплодию живых организмов, и к их исчезновению. И то, что такая массовая гибель пчёл в той же самой Америке, я в этом году обнаружила гибель не только пчёл, но и шмелей. В Бразилии до 70 процентов бабочек исчезло. А это же насекомые, которые опыляют. Если насекомые исчезают, то кто будет опылять насекомоопыляемые растения? Насекомые исчезают — исчезают и эти растения.

Ведущий: Нарушение экосистемы приведёт к уничтожению целых видов.

Ермакова: Да, помните как в Австралию привезли кроликов? Казалось бы, что такого страшного в кроликах? Никому и в голову не могло прийти, что начнут исчезать животные. А тут действительно выпустили джинна из бутылки. Поэтому я просто бью в набат: «Остановитесь!»

Ведущий: А как организована защита от ГМО в разных странах? Ни за что не поверю, что так оно везде свободно продаётся и распространяется.

Ермакова: Нет конечно, защищаются. Я могу сказать, что на фоне того что мы сказали, очень странная позиция России сейчас. Мы вступаем в ВТО, и все чиновники достаточно высокого ранга начинают кричать что ГМО безопасно, как например Онищенко заявил что ГМО это благо для народа. Я вообще как услышала. Они по определению не могут быть безопасны. Мои исследования повторили в других институтах России и получили те же результаты — недоразвитие и бесплодие потомства. И тем не менее, не смотря ни на что, для того чтобы вступить в ВТО начинают во всеуслышание говорить, что. Ну нельзя на таком уровне откровенно врать. Что касается других стран, то Европа, европейские страны пошли по пути создания зон, свободных от ГМО. Многие страны, такие наиболее развитые как Австрия, Швейцария, Германия, Франция, они полностью отказались от ГМО. Вот в Швейцарии там попадают продукты с трансгенами, но на них обязательно есть маркировка: в таком-то продукте попал трансген. И они ставят маркировку: да, нельзя чтобы они были, но вот попал. Они об этом сообщают потребителю.
Кстати, я ездила на международную конференцию и обнаружила что в международных аэропортах, в Англии и в других местах, там где магазины таксфри, там очень много трансгенов, даже в отделе детского питания много продуктов с трансгенами. Там правда они указывают что «есть ГМО». На одном мне очень понравилось, там было написано «может быть соя». Что значит «может быть соя»? Под вопросом. Соя вообще на 94 процента генномодифицированная, то есть конечно соя там скорее всего трансгенная. Всё-таки Европа идёт по пути отказа от ГМО, но поскольку они являются членами ВТО, то сейчас например Европа проиграла суд ВТО и не смогла отказаться от новых трансгенных продуктов. Что это за новые продукты — тоже никто не знает. Новый продукт, который выпустила «Монсанто» — где проверки, где протоколы? А они говорят: всё проверено, всё нормально, ребята, спокойно. Хотя вот с Германией была ситуация, когда они отказались сажать ГМО-кукурузу, потому что в Европе только одна кукуруза была разрешена, одна или две линии, и то для корма скоту. «Монсанто» подала в суд на Германию, и Германия выиграла этот суд. И тогда они отказались высаживать семена трансгенной кукурузы. Но сейчас они проиграли суд ВТО. В Америке там нет маркировки. Что на самом деле они едят, толком никто не знает. Но там зато есть целая сеть магазинов «холфудс» (?), где продаются органические продукты без ГМО, без химии. Я была в сентябре на конференции в Сент-Луисе, там прилетаешь в аэропорт, там везде «нейчурал», «органик». Идёшь по коридору и везде эти лоточки с «нейчурал» «органик».
Африканские страны многие просто отказываются от трансгенов. Но они отказываются не только от трансгенов, они отказываются изучать этот вопрос. Я их спрашиваю: «Хорошо, вот у вас продукт, у вас исследования есть? Откуда вы знаете — он у вас трансгенный или нет? Как вы определите?» Конечно изучать нужно.
Во всех странах по-разному. Если посмотреть по разным странам, сразу видно, какие страны вверху, какие внизу. Россия заняла такое промежуточное положение, что тоже плохо, потому что либо ГМО есть, либо его нет.

Ведущий: Законодательство России вообще странное в этом отношении. Как правило, страны либо разрешают ГМО, это значит, что разрешается выращивать и употреблять, либо всё это запрещают. В России было запрещено выращивать ГМО-продукцию, но при этом разрешено её использовать.

Ермакова: Да, считалось что это вредно для природы, но не вредно для человека. Очень много странного в России, и даже то, что мы сейчас вступили в ВТО, а в 2006-м году было подписано обменное письмо между Россией и Америкой, которое подписали Герман Греф и Сьюзан Швабс, о том что как только мы вступаем в ВТО, то мы обязаны пропускать трансгенные культуры из Америки.

Ведущий: И при этом, в отличие от Европы, у нас не налажен механизм проверки и маркировки.

Ермакова: Маркировка там вообще отменяется. У нас до вступления в ВТО ещё была маркировка «не содержит ГМО» — её отменили, её убрали.

Ведущий: И то она была на любительских началах, она же была обязательной?

Ермакова: Да, она была добровольной. Понимаете, если мы, учёные, общественные деятели, политики, не остановим распространение ГМО, то это пожар конечно. Один биотехнолог так сказал: «ГМО это как пожар, который охватывает здание нашей планеты». Каждая страна в этом здании как квартира, и вот представляете, мы сами подбрасываем дрова в собственную квартиру, чтобы она быстрее горела. Либо нужно пожар тушить всем вместе, либо. Меня спросили в Америке: «А вы бы стали выращивать ГМО?» Да, говорю, Злочевский, который возглавляет зерновой союз, заявил, что у нас уже 400 тысяч гектар засеяно трансгенными культурами. «И что вы будете с ними делать?» Я говорю: наверное мы будем их вам посылать. Мы вам, а вы нам. Вы же считаете их безопасными. Они так немножко испугались, чувствуется, что в лице изменились.
Я не могу понять эту игру, может быть это игра какая-то, может быть ещё что-то. Потому что так грубо и откровенно, даже страшно становится. Пропускать эти трансгены. Понимаете, я видела, что происходит с животными. Причём меня напугать было сложно, я работала в лаборатории компенсаторной функции мозга, где мы изучали разные заболевания. Я видела достаточно тяжёлые заболевания, которые моделировались с целью изучения механизмов и лечения. И когда я стала проводить исследования с ГМО, я в виварий боялась входить. Потому что каждый день собирала трупики маленьких крысят, у которых мама поела трансгенную сою, а расплачивалось за это потомство.

Читайте также:  Кому помог мастодинон при бесплодии

источник

Бесплодие крыс от гмо

Войти

ВЛИЯНИЕ ГМО НА МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ИХ ПОТОМСТВО

ВЛИЯНИЕ ГМО НА МЛЕКОПИТАЮЩИХ И ИХ ПОТОМСТВО
(исследования И.В.Ермаковой)

До сих пор ученые не могут точно сказать, опасны ли для человека генетически модифицированные (ГМ) продукты. В литературе достаточно мало научных данных о воздействии ГМ-растений на потомство животных разных генераций. Нужны серьезные независимые исследования. Но за ГМ-лоббистами стоят большие деньги, а найти «независимые» средства на изучение ГМО очень трудно.

С этой проблемой столкнулись и наши ученые, среди них — специалист в области нейробиологии, сотрудница Московского Института Высшей Нервной Деятельности и Нейрофизиологии Российской Академии Наук – И. В. Ермакова. Она провела серию экспериментов на крысах, но закончить их ей не дали — перекрыли финансирование. Однако даже те результаты исследования, что удалось получить и обнародовать 10 октября, в рамках симпозиума по генетической модификации, шокировали ученых во всем мире. Исследование установило четкую зависимость между употреблением живыми существами в пищу генно-модифицированной сои и здоровьем их потомства. Сообщалось, что крысы, потребляющие корм, содержащий устойчивую к глифосату генетически модифицированную (ГМ) сою, производили потомство, выживаемость которого была снижена, или у которого было замедлено развитие.
«По своей морфологии и биохимическому составу крысы очень похожи на человека, поэтому полученные нами данные являются особенно тревожными», — рассказывает Ирина Ермакова.

План и методы эксперимента в основных чертах
Идея проведения экспериментов состояла в том, чтобы изучить влияние рациона, содержащего генетически модифицированную (ГМ) сою (Roundup Ready, RR, линия 40.3.2) на физиологическое состояние (вес, размер и так далее), репродуктивные функции, поведение и уровень смертности крыс линии Вистар и их потомства (в первом и втором поколениях). Под руководством Ирины Ермаковой было проведено несколько серий экспериментов.

Методика.
К общевиварному корму самок добавляли ГМ-сою, устойчивую к гербициду раундапу, который используется для борьбы с cорняками (Roundup Ready, RR, линия 40.3.2). Сою добавляли в виде соевой муки, разведенной водой.

В первом блоке исследовали 30 самок, которых поделили на 4 группы:
1-я (группа-контроль) питалась стандартным (лабораторным) кормом без добавок.
2-й давали вместе с обычным (лабораторным) кормом ГМ-соевую муку;
3-й группе к корму добавляли изолят белка ГМ-соевой муки;
4-й группе крыс в корм добавляли обычную сою;

Обычный (лабораторный) корм содержал пшеницу, пшеничные отруби, подсолнечник, мясной концентрат, животный жир, ячмень, фуражные дрожжи, микроэлементы и витамины.

Соевая мука, полученная из генетически модифицированной RR сои, содержащей 5-енолпирувилшикимат-3фосфатсинтазу (EPSPS) из Agrobacterium sp., штамм СР4 (Монсанто; Сент-Луис, Монтана, США); соответствующий изолят белка и обычная соевая мука (Arcon SJ 91-330), имеющая сходный с ГМ-соей состав и пищевую ценность, были получены от голландской компании Archer Daniels Midland (ADM; Декатур, Иллинойс, США). Анализ соевой муки проводился методом ПЦР и показал присутствие трансгена EPSPS во всех пробах ГМ-сои.

Крыс кормили до и во время скрещивания, во время беременности и лактации. После рождения крысят самок помещали в отдельные клетки, а количество сои увеличивали из расчёта 1 г. на каждого новорождённого крысёнка. Лабораторный корм и вода были всегда доступны (ad libitum) на протяжении всего экспериментального периода для всех животных. После того, как крысята начинали питаться самостоятельно, ежедневную дозу соевой добавки увеличивали до 2-3 г для каждого крысёнка.

После получения результатов первой серии провели дополнительную вторую серию экспериментов. На этот раз объектами эксперимента были 2 группы: в корм одной группы добавляли ГМ-сою, другой — не добавляли ничего.

Была и другая серия экспериментов, в которой кормили самцов крыс семенами ГМ-сои, устойчивой к Раундапу из Аргентины и традиционной сои из Волгограда.

В первых трёх повторах экспериментов были исследованы 30 самок, 40 самцов и новорождённых крысят — 221. В общей сложности, за пять повторов экспериментов, было изучены 48 самок, 52 самца и 396 крысят. Аналогичные результаты были получены при всех повторах экспериментов.

Взрослых животных взвешивали до начала и через две недели после начала экспериментов. Показатели веса и размера крысят из разных экспериментальных групп, рожденных в одно время (1-2 дня) записывали через две недели после рождения. Также определялись вес некоторых внутренних органов (например, мозга, печени, селезенки, сердца, легких, почек и яичек) и анализировали морфологическое строение печени и яичек. Проводилось изучение поведения животных на открытых пространствах, определялся уровень тревожности при помощи теста «смена освещенности/темноты», а также наблюдали за поведением крыс в клетках.

Анализ показателей, полученных в результате исследования.
Данные показывают высокий уровень смертности среди крысят, рожденных от получавших с пищей ГМ (RR) сою самок, на протяжении 3 недель после рождения, по сравнению с крысятами из контрольных групп за тот же период.

Смертность крысят к концу 3-х недельного периода лактации

Количество новорожденных крысят

Количество мёртвых крысят

Мёртвые крысята / общее количество рожденных (%)

источник